Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:05 

私は誰かを殺したいと思うですか?

Buster-kuN & Pillows-eateR
私のため、完全にのまわりの極度はである! 単に素晴らしい! ね? ね? 何ですか? 私は生命からの喜びを得ている干渉しない。。。そして概要に。。。地獄行きだ!「笑う」ムーアーハーハー!!! :fishf:

@музыка: バロック - 飴玉

@настроение: 良し!!! 私は誰かを殺したいと思う!!!

09:40 

Мерзость

Buster-kuN & Pillows-eateR
Целлюлитные ноги в сандалях со шнуровкой такая мерзость! А пласты жира свисающие на миниюбки и шорты, а так же окаймляющие тесьму бюстгальтера? А залежи под подбородком, а-ля "индюшачья шейка"? Нет, господа, если я и дальше буду наблюдать подобные явления сплошь и рядом, моё сердце точно этого не выдержит... *зеленеет и закрывает рот руками* :puke: феее... *вытирает рот рукавом* И самое ужасное, что многие из них не понимают всей кошмарности данных ситуаций, и упорно продолжают натягивать на свои ноги-тумбочки и лошадиные попы лосины, бриджи, бермуды.... и ещё более противно, то что они думают, что это красиво... Засилье безвкусицы и деревенской нездержанной тяги к ненужным понтам. Ейбогу я повешусь... :hang:

@музыка: 人格ラチオ - 回路

@настроение: Шкипер, перестаньте раскачивать лодку! Меня подташнивает... (с)

12:25 

Собрание концессионеров

Buster-kuN & Pillows-eateR
Ая остановился у трибуны и бросил на выцветшую поверхность папку, подняв тем самым облачко пыли. По залу прошло небольшое волнение.

- Кхм!

Голоса стихли, а председатель сунул в зубы папиросу и неспешно стал хлопать себя по карманам в поисках зажигалки.

- Ну что там у тебя? - лица кричавшего не было видно, но голос показался Ае знакомым.

- Ах да, да.. - председатель переложил папиросу за ухо, открыл папку и обвёл зал усталым взглядом, - Сегодня на повестке дня у нас два вопроса. Первый: Какого хрена тут творится? И второй: Кто виноват? Какие будут предложения?

@музыка: Kotoko - Princess Bride!

@настроение: I don't know, what I want..

11:52 

На злобу дня

Buster-kuN & Pillows-eateR
Дива я бичив у ві сні:
Червоне дерево до неба,
Діді навколо мирготів
І ніс встромляв куди не треба.

А поруч хата цегляна,
У прізьби стіл й велика лава.
На скатертині хліб, часник,
цибуля, сало, чай та кава...

Сиділи люди за столом,
А як почало вечоріти,
Знялися разом та пішли
Якомусь Сату пику бити.

Не знаю, хто цей Сат, та я,
Йому, напевно, б не позаздрив,
Коли у нього у житті
Такі великі негаразди.

На жаль, ні крихти співчуття
До мене в серце не заклалось,
Бо сам я був серед людей,
Що йому пику бить збирались.

Нехай тремтить мерзенний пес,
Поважним боцюном не ходить!
Стосунки іншим хто псує -
В житті у того теж зло вродить.

Усі говорять: "Помста - гріх".
Не їм, а нам відповідати...
А Сат лише через кулак
Зуміє істину пізнати.

@музыка: Jinkaku Radio - Houkai Shita Machi Shihai Sarenai Basho

@настроение: Хитрым енотом крадусь среди трав...

16:42 

Buster-kuN & Pillows-eateR
Ну и сон же мне сегодня снился. Жуть. Давно я такого полёта мысли не видывал. Надо будет в сонниках порыться - может это что-то значит? Только сонники надо найти потолще и поизвращённей. :D

@музыка: Plastic Tree - Ether Note

@настроение: Хорошее..

17:21 

Nightmare before Christmas...

Buster-kuN & Pillows-eateR
1 Эй.. Чего у тебя так темно?
3 Потому что на улице ночь.
2 Америку открыл, да?
3 Пока только тумбочку.
*возня*
4 Нашёл?
3 Да. Ща. Вот.
1 Чёрт..
3 Что?
1 Да ты этой фигнёй мне в лицо ткнул.
5 Глаза закрой лучше. Всёравно ща от них толку как от Ю после ДР.
3 Кто бы говорил.
2 Заткнись идиот. Давай джижу.
*щелчок. небольшая световая вспышка. снова тьма*
1 Ты издеваешься, да?
5 Нет. Сейчас настроение не то.
3 ну лан. Давай уж как есть.
*возня*
1 Так что ты говоришь со светом?
3 Да тут соседи наверное свою аудиосистему врубали и пробки погорели
2 Постой.. У тебя что электросчётчик на пробках?
3 Нет. У меня соседи на счётчике.
1 Идиот.
5 Значит ты мне скоро кроссовки и 50 баксов вернёшь?
3 Незнаю. А почему ты спросил?
4 Перестаньте. Лучше ровно стойте.
5 Да мы и так ровно стоим.
2 Если ты ровно стоишь, почему твоя нога у меня на руке?
5 А почему твоя рука у меня под ногами?
2 Потому что я стою на карачках.
1 А там не колется?
2 Колется, поэтому я перед тобой, а не рядом.
*приглушённые ругательства*
4 Блин. И почему у такого паровоза как ты нет в доме ни одной рабочей зажигалки.
1 Ты бы ещё спросил почему у него свечек нет и все стулья поломаны.
5 Я знаю почему.
3 Не вздумай, продажная шкура.
*звон разбитого стекла*
1 Мой любимый шарик.. :(
2 Ёёёёё...
3 Я уже пять лет "ё"..
4 Шесть с половиной.
2 Тем более.
4 Давай её сюда, баран.
3 От такого слышу, овец.
2 Тебе удобно стоять, Мияви ты недоделанный?
5 Нет. А что?
2 СЛЕЗЬ С МОЕЙ РУКИ!!!
5 Это уже не я.
3 Сорри.
2 Гррррр...
1 Ну ты там всё уже?
4 Та-да! Что бы вы без меня делали?

Так 5 придурков одевали на ёлку звезду.

@музыка: Cascade - Tokyo Darling

@настроение: Хорошее

13:32 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[отступление 2]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
Всё.. Финита ля комедия. У меня больше нет ни времени ни желания дописывать эту фигню.

@музыка: Giant Step - Super Feedbacker

@настроение: На удивление хорошее..

13:25 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[дубль 7]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
ЭТО ВАМ НЕ ПИКНИК
Приподнявшись на локте, Кэн смотрит по сторонам. Его синяя челюсть бесполезно отвисла набок. Не в силах что-либо сказать, он начинает мычать, как глухонемой Герасим.
Тотчи (склонившись над Кэном): Ты ещё живой? А то мы уже начали переживать… Хе-хе-хе…
Тотчи прерывает кашель Рана. Держась за грудь, Ран садится на полу, оглядываясь по сторонам.
Ран (пытаясь встать): Уже, типа, всё?
Ёдзи (улыбаясь): Да. С этими пока всё, но нам ещё нужно разобраться с Такао. Мы знаем, где его искать.
Воспользовавшись тем, что Кэн отвлекается болтовнёй Ёдзи, Тотчи быстро протягивает вперёд руки и резко вправляет челюсть. Кэн громко орёт и бьёт своего лекаря кулаком в живот.
Кэн (вскочив на ноги): Фритуфрестать нато!
Тотчи (пожимая плечами): Я хотел как лучше… Но если хочешь, я могу сделать, как было.
Кэн (замахав руками): Ну уф нет!
Ран (смеясь): Так где, вы говорите, находится Такао?
Ёдзи: В «Призрачном лесу», но вы с нами не едете.
Кэн (нормальным голосом, позабыв о своём посттравматическом акценте): Как это?! Почему?
Ёдзи: А так, что вам нужно подлечиться! И никаких споров, иначе прикую наручниками к батарее! Пшли!
Понурив головы, Тономура плетутся за Ёдзи и Тотчи к машине.
* * * * *
Парни вернулись к Тотчи домой.
Минако: Ну как? Вы узнали, где Такао держит Наоко?
Тотчи (кивая): Да. Но прежде, чем мы отправимся, нужно проголосовать, кто останется с Тономура.
Усаги (удивлённо): А что с ними? Их что, контузило?
Так как братья ещё не вошли в комнату, то девушки ещё не знают о причинённых им увечьях.
Кэн (войдя в комнату): Неф.
Кэн делает лицо человека, страдающего геморроем, и ложится на кровать.
Кэн (пыхтит): Фроффо наф нефнофко помяло. Фофсем футь-футь…
Кэн говорит медленно, обдумывая каждое своё слово, вернее, как его лучше исковеркать (хоть он и может уже говорить нормально, но хочет, чтоб его пожалели). Первой его уловку раскусила Мичиру. Подняв вверх указательный палец и приняв позу духовного наставника семи буддийских мальчиков-калек, она начинает читать Кэну (как, впрочем, и Рану) нравоучения, смысл которых можно сжато передать такими словами: «В получении фигурных пиндюлин различной тяжести и размера виноваты вы сами. Точнее, длинные языки и маленький, размером с ракушку, мозг необразованной похотливой «обизяны», от которой, как утверждал дядя Дарвин, произошло всё прогрессивное человечество. Короче – нефиг всё время выдёргиваться!».
Слушая такую пламенную речь, все присутствующие, кроме Кэна, открывают рты. Он же сидит на кровати, придерживая свою челюсть обоими руками, потому что та всё время норовит отвиснуть от удивления, а это грозит новым вывихом.
Тотчи: А знаешь, Мичиру, ты способный оратор. Зачем тебе быть скрипачом? Иди в большую политику. Будешь выступать по телеку, вразумлять глупых людей, станешь всенародным гуру, любимцем публики и женщин…
Заметив, как глаза Каё стали наливаться злобой, Тотчи поправляется.
Тотчи: Э-э… То есть, я хотел сказать, любимицей народа и мужчин в частности. Выйдешь на самую большую площадь и скажешь: «Товарищи! Люди! Че-ла-ве-ки! Образумьтесь! Вы все тупые! Такие тупые, что, если бы у вас в голове появилась хоть одна умная мысль, она бы просто умерла от одиночества!»
Выслушав такую тираду в свою сторону, Мичиру на секунду задумывается. Что-то придумав, она радостно вскрикивает и хочет об этом сразу же рассказать Тотчи, но, махнув рукой, ничего не говорит, мол: «Я промолчу, потому что я умнее!».
Показав всем язык, она выходит из комнаты, громко хлопнув дверью.
Ран (нарушает тишину): А знаете что? Её язык длиннее моего. Я это понял только что, когда она кривлялась.
Кэн (шутит): Наверное, из-за этого Харука с ней и тусуется…
Минако (усмехаясь): А куда это делся твой акцент? Вы только посмотрите! Больному стало легче – он перестал дышать!
Кэн (взглянув исподлобья на Аино): Если б ты не сказала, никто бы и не заметил…
Голос-режиссёра-за-кадром (торжественно): Давайте не будем ссориться, друзья!
Все хором: СИНДЗИМАЭ!!!
На режиссёре появляется стекающая капля, но это остаётся за кадром.
Ран (противно сплюнув): Задрал уже!
На несколько минут воцаряется тишина, пока её вдруг не нарушает Ёдзи.
Ёдзи: Я акцентирую ваше внимание, господа! Какого, извините за выражение, здравствуйте, мы стоим и тупим? По быстрячку голосуем, по поводу няньки для оболтусов и вперёд – за орденами – спасать Наоко от этого пацаватого Такао!
Усаги (удивлённо): А чё тут думать или голосовать? И так ясно, что нянькой будет МИЧИРУ!
Цукино назвала имя Каё так громко специально, чтоб та услышала сквозь стену и позлилась или, хотя бы, прибежала протестовать. Но, прождав несколько минут, все поняли, что Мичиру к ним не подойдёт.
Усаги (махнув рукой): Ладно… Позлится и перестанет…
Ёдзи (нетерпеливо): Подождите. А где то чмо, которое поймал Тотчи?
Усаги (пожав плечами): Там, где ты его и оставил – прикованный к батарее в комнате.
Ран (бурчит): Его хлебом не корми – дай только кого-то приковать к батарее. Ему дай волю, он и нас всех арестует…
Ёдзи что-то бурчит в ответ, убегает и возвращается уже с пленником. Усадив арестанта на стул, полицейский зловеще смотрит ему в глаза.
Ёдзи: Ты знаешь такое место, как «Призрачный лес»?
Заключённый не отвечает на вопрос, а дико озирается по сторонам, ища взглядом пассатижи и молоток Тотчи. Когда же он понимает, что пытать его никто не собирается, арестант тихо начинает говорить.
Катано: Да. Я знаю такое место. В прошлом году при загадочных обстоятельствах там, на лесопилке, пропало восемь человек. Говорят, там живут привидения!…
Тотчи (удачно подмечает): На то он и «Призрачный лес».
Ёдзи (смеётся, подняв вверх руки, как при молитве): Возрадуйся, о, презренный! Тебе предоставляется эксклюзивная возможность совершенно бесплатно побывать на этой фабрике!
При этих словах, бандита начинает трясти от страха.
Катано (заикаясь): Н-нет… Н-не н-надо…
Ёдзи (со вздохом (голосом Александра Демьяненко)): Надо, Федя! Надо!
Катано: Какой Федя? Меня Катано зовут.
Ёдзи (грустно): Ни фига ты не понял…
Тотчи (похлопав пленника по плечу): Не бойся. Ты пойдёшь не сам – мы все идём.
Ёдзи (делая руками страшные пассы): К тому же, потом, когда мы разберёмся с Такао, мы тебя отпустим. Если же ты трус и не хочешь с нами идти…
Ёдзи не договаривает, а достаёт из кобуры пистолет и, поглаживая блестящее полированное дуло, весело подмигивает.
Катано (поспешно соглашается): Хорошо, хорошо! Только не убивайте меня!
Тотчи (смеясь): Не боись!… Как тебя звать-то?
Катано: Катано Корэтака, но все называют меня «Шкрэк»…
Тотчи: Так вот – не боись, «Шкрэк»! Всё будет в ажуре!
Усаги (утешает Корэтаку): Мы не дадим им тебя обидеть. Ты не бойся.
Тотчи (разводя руками и саркастически пританцовывая перед Цукино): Ну здрасте. Крольчиха защищает бандита… Может ты ещё нас побьёшь, чтобы мы, такие гадкие Воины, не дай Бог, не обидели милого маленького преступника…
Минако (тоже вступается за «Шкрэка»): Да ладно тебе выдёргиваться. Он ведь не знал, что ему придётся стать соучастником похищения…
Тотчи (удивлённо выпучив глаза): А что он думал, его попросят сделать за такие деньги? В параше омонку делать?
Наконец отзывается избитый в грудь Ран.
Ран: Вы трепетесь больше чем надо! Пока вы тут выясняете, кто, кому и когда будет делать омонку, Такао, наверное, самым зверским образом, насилует Наоко в… Э… Ну, в общем, вы меня поняли…
Все затыкаются и начинают ёрзать на своих местах. Наконец до Тотчи доходит огромная вероятность возможности такого хренового расклада. С криком раненого слона, он хватает пленника за воротник и тащит за собой к машине.
Минако (хватая Усаги за руку): Ну ладно. Нам, ребята, пожалуй, пора. Поцелуете за нас Мичиру в щёчку. Всё. Пока!
С этими словами Цукино и Аино выбегают за дверь вслед за Тотчи и Катано.
Ран (поворачиваясь к брату): Ну и что теперь будем делать?
Кэн (неуверенно): Для начала поцелуем Мичиру в щёчку… и другие части тела…
Ран: А потом?
Кэн: Не знаю… Ну… Поедим?
Ран: Эсу я такие варианты!
Кэн поднимает над головой кусок фанеры с нарисованным знаком вопроса.
Ран (назидательным тоном): Отправимся и мы в этот лесок, вслед за ними!
Кэн: На чём?
Ран: А ты что, забыл, что у нас есть мотоциклы?
Кэн (радостно): Вааааааа!!…
Ран (серьёзно): Значит, решено! Целуем Мичиру и отправляемся…
Кэн: А похавать?
Ран: По дороге перекусим. Всё! Подрывай задницу! У меня созрел кой-какой план…
* * * * *
Минако (сев в машину): Думаете, всё будет нормально?
Тотчи (махнув рукой): А чё им сделается? Я больше переживаю за Мичиру – если она решит выступить со своей проповедью перед ними…
Машина начинает урчать и мчится по пустынным улицам утреннего города. Вот последний квартал с яркими неоновыми вывесками остаётся позади – начинается пригород. По обеим сторонам дороги тянутся невысокие изгороди частных домов, красные, зелёные и золотые крыши которых, мелькают среди множества деревьев, листва с которых ещё не успела облететь. Но скоро изгороди тоже пропадают далеко сзади. Кругом, во всех направлениях, на сколько хватает глаз, тянутся поля. Над полями по небу лениво плывут большие рваные облака, скрываясь далеко за горизонтом для того, чтоб никогда уже больше сюда не вернуться. Эта грустная осенняя картина действует на всех угнетающе.
Тотчи (грустно поёт): Карагоромо китсутсу нарэниси тсума си арэба харубару кинуру таби-о сидзо омоуво…
Ёдзи (подхватывает): Надо то кику аигатами томо наринурану мидзу марасэдзи тигарасимоно о…
Тотчи и Ёдзи вместе: Нага кару-у-ю-ю-ю…
Глаза Усаги и Минако начинают мерцать и из них широкими солёными ручьями текут слёзы.
Ёдзи (удивлённо): Что это с вами? Почему вы плачете?
Усаги (всхлипывая): Не знаю… Просто нам с Аино отчего-то стало вдруг так грустно… Да ещё и вы с Тотчи, как нарочно, выть начали…
Ёдзи (утирая рукавом девушкам сопли): Ну, ну… Перестаньте. Всё будет хорошо. Ты – Усаги – снова встретишься с Мамору, а ты – Минако – станешь знаменитой актрисой. Только перестаньте плакать, а то глаза высохнут и сморщатся, как печёные яблоки.
Девчонки перестают плакать, только всю оставшуюся дорогу сидят, шмыгая носом. А вот Корэтака, услышав имя Мамору, выпадает в осадок. Он всё время думал, с того момента, как первый раз услышал: Откуда это ему так знакомы имена девушек? Но когда он услышал имя Токсэдо Камэна, он сразу вспоминает и… офигевает – такого просто не может быть, потому что быть не может никогда.
Катано (заикаясь, боязливо): Вы ведь Сэйлоры? Правда?
Тотчи (качая головой): А знаешь, ты не такой уж и тупой, но во избежание всяких неприятных ситуаций, лучше сиди молча.
Ёдзи отрывает обсопленный девушками рукав рубашки и презрительно швыряет в окно. Все молчат, углубившись, каждый в свои, размышления и не замечая, что на расстоянии полумили за машиной следуют два мотоцикла.
Голос-режиссёра-за-кадром: Нетрудно догадаться, что на мотоциклах за машиной едут Тономура. Когда машина Тотчи отъехала, братья тихонько выбрались на улицу и побежали к стоянке, которая была поблизости – там стояли их железные кони…
Внезапно, братьев догоняет голубой кабриолет. За рулём сидит Сапфир, а рядом Нефрит.
Нефрит (помахав Тономура рукой): Привет!
Ран (помахав в ответ): Привет! Как дела?
Нефрит: Да, так. Нормально…
Голос-режиссёра-за-кадром (грозно): А вы что здесь делаете?
Сапфир (весело): Отдыхать едем!
Нефрит (поёт голосом Юрия Антонова): Я уеду к морю, слушать шум прибоя…
Голос-режиссёра-за-кадром (приказным тоном): Марш отсюда! И чтоб никуда без моего разрешения не высовывались!
Сапфир кивает и разворачивает машину. Вскоре кабриолет исчезает в дали.
Голос-режиссёра-за-кадром (с досадой): Где они только взялись на мою голову?…
Ран: Вы же сами их пригласили сниматься.
Голос-режиссёра-за-кадром: Правда? А я уже и забыл…
Братья молча продолжают преследовать машину Тотчи…
* * * * *
В это же время Мичиру заходит в спальню, держа в руках поднос, на котором дымится три чашки горячего чая. Увидев пустые кровати, Каё, вскрикивает, роняет поднос, и чашки со звоном разлетаются на мелкие осколки, ошпарив брызгами ей ноги.
Мичиру (выбегая на улицу, попутно превращаясь в Сэйлор Нептун): Только этого не хватало!
Голос-режиссёра-за-кадром (деловым тоном): Цену чашек я вычту у тебя из зарплаты.
ВЕЗЁТ ТОЛЬКО ДУРАКАМ И ПЬЯНИЦАМ
По серому небу бегут тёмные тучи. Голые деревья по берегам Акутагавы стоят подобно грустным странникам в серых накидках. Стоят молча, ожидая начала бури. Да и вся природа замерла в страхе перед стихией, которая сметёт всё на своём пути…
И вот буря началась! Дует сильный восточный ветер, постепенно перерастая в ураган. То там то здесь отрывает он маленькие деревья от земли и они, в бешеном танце, уносятся прочь из обжитых мест. Крошечные животные сидят в своих норках и трясутся в паническом ужасе перед судьбой. Вода в реке, и без того бурной, просто кипит, неся с северо-востока куски изгородей, маленькие мостики, какие-то тряпки, ветки, трупы животных и птиц. Это – пророчество о грядущем…
Вдруг, когда буря достигает своего апогея, среди разного хлама, несущегося по волнам Акутагавы, показывается нечто не совсем обычное. Какое-то маленькое существо, отчаянно работая конечностями, пытается перебороть стихию и подплыть к берегу. Это – Такао – предатель, скинутый Тотчи в бурные воды реки.
Такао (захлёбываясь): Ф1! Ф1!
Наконец, после долгих бесцельных попыток добраться до берега, у него получается схватиться за какую-то корягу и выбраться по ней на «твёрдую» землю. «Твёрдую» в кавычках, потому, что вместо берега некое месиво, болотного происхождения. Тяжело дыша, Такао растягивается в грязи и лежит пол часа без движений. Наконец, на его, не обезображенном интеллектом, лице, появляются призраки мыслительного процесса, а над головой – небольшая пушистая тучка. В этом облачке можно различить две маленькие фигурки: одна – это он сам – Такао, а вторая – Тотчи. Сайто поднатуживается и «Такао-из-тучки», плюнув в морду «Тотчи-из-тучки», начинает его душить. Но призрачный Тотчи тоже не пальцем делан, изловчившись, он начинает пинать Сайто. Видя, что проигрывает, Такао вскакивает на ноги и, сжав кулаки, орёт.
Такао: Я вам всем ещё покажу! (тучка при этом пропадает)
Голос-режиссёра-за-кадром (резонно замечает): Просохнул бы сначала.
Такао (удивлённо): Просохнуть? Я не пил вроде… По крайней мере последние сутки…
Голос-режиссёра-за-кадром: Да я не о том. Ты промок до нитки. Нельзя в таком виде браться за «показ им всем».
Такао (вздыхает): И то правда… (чешет затылок) А ещё надо собрать своих парней…
Голос-режиссёра-за-кадром (одобрительно): Ну вот видишь. Не такой уж ты и тупой. Пару извилин всё-таки не заспиртовалось.
Голос-костюмера-за-кадром: Да. Сайто любил выпить. Много выпить. Особенно на шару. Но кроме спиртного, у него были ещё другие увлечения. До того, как стать Избранным, он был боссом небольшой банды головорезов. Какой контраст. Как говорил он сам: «Из князей – в грязь». Всё же главарём он был никудышным – забрав все деньги банды, он с несколькими самыми близкими друзьями бежал. Вот на помощь этих «самых близких друзей» Такао и надеялся…
Голос-режиссёра-за-кадром (зло): Это моя реплика!
Голос-костюмера-за-кадром: Гомэн насай… Не сдержался…
* * * * *
Добравшись до небольшой деревеньки, японское Муму – Такао – заходит в первый же попавшийся дом и, пригрозив хозяевам, неизвестно откуда взявшимся, большим охотничьим ножом, отбирает сухую одежду. Минут пятнадцать Сайто крутится перед зеркалом, насвистывая «Голубую Луну».
Такао (повернувшись к хозяевам и поправляя волосы красивыми жестами рук): Как думаете, какой свитер мне больше идёт?
Хозяин (мотая понимающе головой): Думаю, этот жёлто-чёрный вам больше к лицу.
Сайто берёт с тумбочки бутылку сакэ и делает большой глоток.
Такао (оторвавшись от горлышка и вытерев рот рукавом): Чё, правда?
Хозяйка (поспешно): О да! Вы в нём просто изумительны!
Такао (улыбаясь): Ты смотри…
Сайто снова поворачивается к зеркалу. Изредка он отвлекается за бутылкой сакэ. Так проходит час…
Такао (повернувшись к запуганной семье лицом и приняв обворожительную позу): Ну что? Как я вам?
Все одобрительно качают головами, и только почтенный старец, сидящий в инвалидном кресле и похожий на Самуила, смотрит презрительно. У старика в руках птица, сбитая Тотчи накануне.
Самуил (ощипывая пернатую тварь): Ты похож на мою тёщу, лошадиная могда!
Такао давится сакэ и падает. Вбегают доктора из лаборатории Токады и уносят его.
Голос-режиссёра-за-кадром (удивлённо): Опять ты? Вот жидяра!
Самуил (подняв вверх указательный палец): Жид – ты, а я – евгей!
Голос-режиссёра-за-кадром (в бешенстве): Кто-нибудь, закройте ему пасть!
Никто не спешит выполнять приказание.
Голос-режиссёра-за-кадром (просто свирепеет): Ну!
Тишина…
Голос-режиссёра-за-кадром (в ярости топая ногами): Долго мне ждать!
Ни фига…
Голос-костюмера-за-кадром (с пафосом): Все люди – братья и будут в мире жить, а антисемитам осталось только воду слить…
Слышно, как где-то в параше сливают воду. Самуил подбирает бутылку, которую выронил Такао и невозмутимо продолжает своё издевательство над телом удода.
Голос-режиссёра-за-кадром (нетерпеливо): Да Бог с ним, с этим… евреем! Где Такао?
Входит Гатсу, одетый Darkwing Duck’ом.
Гатсу (закрывшись плащом): Я – ужас, летящий на крыльях ночи! Я – гейша, подсыпавшая вам в сакэ пургену! Я – выпуск паскудных новостей, прервавший ваш любимый юри-сериал! Я – Чёрный Плащ!
Из-за кадра вылетает валенок Исидзукури и попадает Гатсу в голову. Гатсу падает.
Голос-режиссёра-за-кадром (нервно): Убрать!
Вбегают Люна и Артемис и утаскивают тело Гатсу с валенком, торчащим из головы.
Голос-режиссёра-за-кадром: Где Такао?!
Входит Сайто.
Такао: На чём мы тут остановились?
Самуил: Ты похож на мою тёщу…
Такао (стукнув себя ладонью по лбу): Ах да! Точно!
Самуил допивает сакэ и протягивает бутылку Такао. Сайто разбивает бутылку о стену.
Такао (зло шипит, размахивая «розочкой»): Машина есть?
Самуил встаёт с инвалидного кресла и толкает его ногой к Сайто.
Самуил: На! Подавись, фашист!
Сайто кидает в Самуила «розочкой» (финту с розой Такао научился у Мамору), но промахивается. Старик же, в свою очередь, кидает ощипанным удодом и… попадает Такао в морду.
Самуил (издевательски): Так-то! Пить меньше надо!
На Сайто появляется крестик и отпечаток птицы.
Такао: ТАК У ВАС ЕСТЬ МАШИНА ИЛИ НЕТ?!?!?!
Хозяин: Вот ключи.
Выхватив, из протянутой руки хозяина, ключи, бандит выбегает на улицу и садится в припаркованный у дома «запежорец».
Голос-режиссёра-за-кадром: Машина, неохотно заурчав, везёт своего водителя в «Призрачный лес» – именно там его логово. Да, да! Бандитское гнездо находится именно на покинутой фабрике. Вся эта история с призраками была инсценирована головорезами Такао, для того, чтоб люди боялись туда приходить, и не мешали сходкам.
* * * * *
Бандиты сидят в своём логове на фабрике и тихо грустят. Вот уже несколько дней от их босса ничего не слышно, а запасы провизии на исходе.
Китаро (мечтательно): Эх… Сейчас был бы с нами Сайто, можно было бы банк ограбить…
Кайго: Да-а… Или кого-нибудь поймать и ноги переломать…
Вдруг резко открывается дверь и на пороге появляется Такао. Кайго и Китаро подскакивают от неожиданности и хватаются за оружие, но, узнав своего друга, радостно улыбаются.
Такао (весело): Вставайте, бляди – доктор пришёл!
Китаро: Ты где это так долго пропадал?
Такао: Баттерфляем плавал.
Китаро и Кайго вместе: А-а-а…
Лица бандитов озаряются хитрой ухмылкой.
Китаро: Шо, ОПЯТЬ пизды получил?
Сайто передергивает, а глаза начинают хаотично вращаться.
Такао (запинаясь): Э-э-э… Не важно… Это было давно и неправда… Что было, то прошло… Сейчас надо подумать, что делать дальше…
Кайго: А что дальше?
Такао (сжав кулаки): Этот Тотчи, как заноза в заднице. Он первый в моём чёрном списке.
Китаро: Ты убьёшь его?
Сайто подходит к окну и, опёршись кулаками о подоконник, начинает пристально смотреть в небо. За кадром кто-то начинает насвистывать один из хитов «Аббы». Проходит полчаса…
Такао (со злобным оскалом на лице): Не-е-ет… Убить его слишком просто… Это не доставит мне большого удовольствия…
В глубоком раздумье Сайто начинает метаться по комнате, подобно Кэну в клетке. Тем временем, за окном появляется покемон Пикачу, но бандиты его не видят.
Такао (спрашивает сам у себя, продолжая начатую мысль): Или доставит?
Сайто снова возвращается к окну. Пикачу уже нет.
Такао (утвердительно отвечает себе на заданный вопрос): Нет, не доставит!
Китаро (повернувшись к Кайго и указывая на Сайто): По-моему, он что-то задумал.
Сайто, побагровев, ударяет кулаком по подоконнику. Подоконник ломается.
Такао (в ярости кричит): Я хочу, чтобы он страдал! Хочу видеть его на коленях с заплаканным лицом! Хочу слышать его мольбы о пощаде!
Лицо Сайто начинает светлеть по мере того, как проходит волна гнева. Он поглаживает себя по подбородку.
Такао (спокойным голосом): Я кое-что придумал…
Китаро (повернувшись к Кайго): Ну? Что я тебе говорил?
Кайго (ехидно): Может, ты уже знаешь, ЧТО он придумал?
Китаро (пожимая плечами): Нет…
Кайго берёт из холодильника банку пива и протягивает Сайто.
Кайго: На вот. Остынь.
Сайто жадно пьёт пиво большими глотками.
Голос-режиссёра-за-кадром (укоризненно): Сколько можно пить? Мы ведь серьёзные люди. Нам работать надо!
Такао (отбрасывая пустую банку): Ну вот теперь можно и поработать.
Китаро: Ты это о чём?
Такао: Скоро узнаете…
Сайто загадочно улыбается и, бормоча что-то под нос, уходит.
Кайго: По-моему, его били по голове.
Китаро: И били жестоко. Теперь у него заскоки.
Из-за двери слышится таинственный шорох.
Голос-Такао-за-дверью (удивлённо): Какого…?
Голос-Пикачу-за-дверью: ПИКА-А-А-ЧУ!
Из-за двери раздаётся треск электрического разряда, после которого всё смолкает.
Голос-режиссёра-за-кадром: Х-ха…
ОДНОГО МУЖЕСТВА НЕ ДОСТАТОЧНО
Камера вылетает за дверь, оставляя Китаро и Кайго, играющих в карты. На пороге лежит, местами обгоревший, Сайто. Над его дымящимся телом сидит Пикачу и лижет себе задницу. Слева раздвигаются кусты и на поляну перед фабрикой выходит Сатоши. Такао и покемон его не видят.
Сатоши: Пикачу, твою мать в пушистое ухо!
Пикачу вскрикивает от неожиданности и поворачивается к своему хозяину.
Сатоши: Ты где это, хрен жёлтый, шляешься?! Фушиджидан все копыта сбил, пока унюхал твой след!
Пикачу (разводя лапами): Пика пи пика…
Сатоши: Что значит: «потерялся»?
Пикачу: Чу!
Сатоши: Харош трындеть! Пшли!
Покемон и его хозяин растворяются в чаще. Сайто приподнимается на локте.
Такао (в камеру): Ну, блин, и неделька началась!
Голос-режиссёра-за-кадром (с сочувствием): Да уж…
Действие переносится на соседнюю поляну. В тени большого дерева сидит Амазонское Трио. Перед ними стоит мешок, из которого циркачи выуживают (и тут же поглощают) продукты.
Рыбий Глаз (потягиваясь и сладко зевая): Что не говорите, а мне здесь нравится! Никаких, понимаешь, тебе приказаний… Просто сиди и наслаждайся жизнью…
Соколиный Глаз: Сильно-то не расслабляйся.
Фишай делает пренебрежительный жест, достаёт из мешка банан и, почистив, начинает непристойно его облизывать.
Тигриный Глаз (морщась): Фи! Какая гадость!
Рыбий Глаз (высокомерно): Вам не дано понять… К тому же мне нельзя терять квалификацию…
Соколиный Глаз: Да уж конечно…
На поляну выходят Сатоши и Пикачу.
Сатоши (остановившись в замешательстве): Здрасте… Это что ещё за чуды-юды в перьях…
Пикачу (пожимая плечами): Пичу…
Рыбий Глаз (отбросив банан в сторону): А ну-ка, отрок, подь сюды. Тебе сколько годков будет?
Голос-режиссёра-за-кадром (шёпотом): Фишай, не шали. Знаешь, сколько дают за растление малолетних? Посадят тебя в одну камеру с, охочими до задниц, уголовниками…
Рыбий Глаз (радостно): Всё! Хочу в тюрьму!
Голос-режиссёра-за-кадром, Сатоши, Пикачу, Тигриный Глаз и Соколиный Глаз (вместе): Фу-у-у…
Рыбий Глаз (делая хорошую мину при плохой игре): Это была шутка! Ха-ха!
Тигриный Глаз: Да расскажи…
Рыбий Глаз: Да, в натуре, пошутил я…
Соколиный Глаз: Я, вот, сколько тебя знаю… но иногда ты такое выдашь, что становится противно даже мне…
На Рыбьем Глазе появляется стекающая капля.
Рыбий Глаз: А ты, зато, по старухам тащишься!
Голос-режиссёра-за-кадром: Да все вы хороши…
На циркачах появляются крестики и капли одновременно.
Голос-режиссёра-за-кадром: Этого всего, конечно, нет в сценарии, но мы столько раз уже отступали от сюжета, что мне начала нравиться импровизация. Вот вы, например, какого чёрта здесь делаете?
Тигриный Глаз: Выпросили у Цирконии отпуск и отправились путешествовать.
Голос-режиссёра-за-кадром: Ага. Понятно… Ладно. Не буду вас отвлекать. Импровизируйте раз вы уже в кадре.
Соколиный Глаз (уставившись на Сатоши): Так как ты сказал тебя звать?
Сатоши показывает средний палец.
Рыбий Глаз: Чего это он?
Тигриный Глаз: По-моему, мальчик жестами объясняет, что его зовут Хуан.
Соколиный Глаз: А, по-моему, он нас только что послал куда подальше…
Рыбий Глаз: Фи… Никакой фантазии… Никакого вкуса… Он прям как вы, парни…
Тигриный Глаз, Соколиный Глаз и Сатоши одновременно посылают Фишая, только циркачи говорят «пошёл», а, не выкупивший темы, Сатоши – «пошла». Не известно почему, но это очень оскорбляет Рыбьего Глаза, и он выпускает на присутствующих пару-тройку демонов. Начинается склока.
* * * * *
Сайто идёт по улице в направлении ночного клуба «Ама» в ака-тётин и разговаривает сам с собой.
Такао (продолжая начатую фразу): …найти какого-нибудь дурачка, здесь их много, и провернуть с помощью него свои дела.
Сайто заливается диким хохотом злого гения, но на «полухахе» спотыкается о бомжа и растягивается на мостовой.
Такао: А чтоб тебя!
Катано: И тебя в ту же жопу!
Такао (замахнувшись): Ати ни икэё!
Катано (показывая кукиш): А вот это ты видел?
Такао (опустив руку): Видел… А знаешь, я как раз искал себе помощника в одном небольшом дельце…
Катано: Скоко даёшь?
Такао (доставая из кармана деньги): Ну-у… Как задаток – сто тысяч иен…
Глаза Корэтаки вылазят из орбит.
Катано: Ох, ни сюя хебе!
Такао (повернувшись к камере): На какие жертвы только не пойдёшь ради задуманной цели!
Катано: Я согласен на всё!
Такао (наиграно небрежно): Хорошо, хорошо… ВСЕГО мне от тебя, конечно, не нужно, но поучаствовать в старинном японском обряде можешь… Итак! Можешь звать меня Такао Сайто, а сделать нам надо вот что… Нужно выкрасть невесту!
Начинает играть страшная японская музыка, которая постепенно заглушает слова бандита.
Голос-режиссёра-за-кадром: Как вы уже, наверное, догадались, Сайто и Корэтака в этот вечер отправятся к Тотчи и похитят Наоко. Как это произошло вы уже знаете, поэтому вернёмся к нашим воительницам и воителям.
* * * * *
Машина с нашими героями подъезжает к опушке леса и останавливается.
Ёдзи (ударив кулаком в раскрытую ладонь): Ну что ж, вот мы и приехали. Дальше дорога заросла кустарником, поэтому придётся идти пешком.
Все выходят из автомобиля.
Катано (с надеждой в голосе): А, может, я всё-таки останусь здесь. Вы меня прикуёте наручниками к машине и я её посторожу. Знаете какой сейчас процент угонов?
Тотчи: Э нет. Ты пойдешь с нами, как и договаривались, а потом, когда мы разберёмся с Сайто, ты сможешь отправиться на все четыре стороны.
Ёдзи (хрустнув пальцами): Вперёд! Кто со мной, тот – герой, кто без меня, тот – сопливая свинья!
Усаги (шмыгнув носом): И совсем даже не сопливая.
Ёдзи: Я про тебя ничего и не говорю.
Минако: Кончайте этот базар… Ёдзи, веди нас!
Катано (в камеру): Ох, ну и нервные же эти воины… Злые, как собаки… Даже между собой грызутся… Бедный я бедный…
Сделав приглашающий жест, Ёдзи направляется к кустам, но до них не доходит. Из зарослей выскакивает Пикачу, с Сатоши на руках, и сбивает его с ног. Следом несётся Амазонское Трио и, с диким криком «Э-ге-гей, бля!», пробегает по Ёдзи… Преследуемый и преследователи скрываются в зарослях на противоположной стороне поляны. Ёдзи с трудом поднимается на ноги, но его тут же переезжает, невесть откуда взявшаяся, жёлтая «Феррари» с Харукой внутри.
Харука (уносясь в даль): Это вам за Мичиру!…
Ёдзи (со стоном): А я-то тут при чём?…
Усаги бросает вдогонку Тен’о камень и показывает язык.
Минако (озабоченно): Ёдзи, как ты?
Ёдзи (пытаясь подняться): По-моему, эти суки сломали мне ногу…
Тотчи (с горечью): Вот непруха сегодня…
Тотчи и Катано поднимают Ёдзи с земли.
Тотчи: Если мы тебя будем поддерживать, то ты сможешь идти?
Ёдзи: Постараюсь…
Тотчи: Да уж постарайся. Кроме тебя никто не знает дороги к заброшенной фабрике.
Поддерживая Ёдзи за руки, Тотчи и Корэтака скрываются в чаще. Аино и Цукино исчезают следом за ними.
* * * * *
Действие снова переносится в логово бандитов внутри покинутой лесопилки: Китаро читает книгу, раскинувшись в кресле у камина. Кайго спит на диване, изредка подёргивая ногой и глубоко вздыхая. В углу сидит Фаэтон и наблюдает исподлобья за тем, как Сайто нервно расхаживает из угла в угол по комнате. Так проходит пол часа…
Такао (резко остановившись и подмигнув Такеючи): А что, Наоко, хочешь увидеть каков тибу у самурая?
Наоко (с ненавистью): Да пошёл ты… Вот придёт скоро Тотчи, так он тебе твой данкон-то пооторвёт…
Такао: У-у какая ты горячая. Мне это нравится… А знаешь, я как раз и жду твоего драгоценного Тотчи. Когда он здесь появится, то пожалеет о том, что родился на свет. И все его друзья тоже пожалеют… Так вот!
Дверь за спиной Сайто с шумом отворяется и на пороге появляется фигура на костылях из толстых сучковатых палок.
Ёдзи (указывая на Такао костылём): А мы уже здесь! Пришла твоя смерть, урод…
Срабатывает некое хитрое устройство, которое привёл в действие Ёдзи, отворив дверь. Через пару секунд на голову многострадальному Ёдзи падает пудовая гиря, оборвав калеку на полуслове.
Такао: Ххха… Вот идиот, попался в такую простецкую ловушку!
В комнату, переступив через тело полицейского, вваливаются Усаги и Минако.
Усаги: Ты ответишь за это! Сила Луны я призыва…
Цукино замолкает, перевоплотившись только на половину, потому что вскочивший Китаро хватает её за плечи и с силой толкает в кресло. Минако же, вообще не успевает ничего сказать – проснувшийся Кайго оглушает её прикладом ружья.
Усаги (с дрожью в голосе): Как же так… По правилам, вы не должны были меня трогать, пока я перевоплощалась… Таков закон жанра…
Такао: А плевал я на твои законы! Вот так: Тьфу, тьфу, тьфу!
Усаги (заливая пол слезами): Так не честно! Так не честно! Та-а-ак не-е-е че-е-естно!
Такао: На то я и бандит, чтоб действовать не по правилам. Пук-пук на ваши правила! Но… где же Тотчи?
Тотчи (впрыгнув с улицы в комнату): Здесь! Готовься к смерти, предатель!
За спиной Тотчи, в дверях, появляется Корэтака.
Катано: Всем пока!
«Шкрэк» убегает.
Тотчи (вдогонку Корэтаке): Трус!
Сайто, воспользовавшись моментом пока Тотчи отвлёкся на Катано, подбегает и бьёт его по голове. Тотчи без сознания мешком падает на пол.
Такао (довольно потирая руки): Ха-ха-ха! Лучше и быть не могло!
Голос-Рана-из-за-двери: Могло!
В комнату, размахивая мечами, вбегают Тономура. Усаги продолжает плакать, сидя в кресле. Наоко её утешает.
Кэн: Ты забыл о нас!
Ран (поправляет брата): Вернее не знал.
Кэн бросается на Такао и поражает его в плечо мечом. Сайто теряет от боли сознание.
Ран (заметив Китаро и Кайго): Молитесь, вражеские прихвостни!
Начинается потасовка. Играет музыка из «Mortal Combat». Камера некоторое время снимает битву, но вскоре вылетает на улицу и останавливается, держа в ракурсе выход из здания. Внутри слышны крики и грохот. Из дверей клубится пыль и летят обломки мебели. Минуты через две всё смолкает. На пороге появляются взъерошенные Китаро и Кайго. Китаро тащит за ногу Рана, а Кайго – Кэна.
Китаро: Кинем этих в подвал… Да и остальных тоже…
На пороге появляется Сайто.
Такао (держась за окровавленное плечо): Да. Заберите их нафиг, а я пока за девками пригляжу.
Китаро кивает и они с Кайго утаскивают братьев.
"ВНЕШНЯЯ" ПОМОЩЬ
Голос-режиссёра-за-кадром: Но вспомним о Мичиру, оставленной нами дома у Тотчи.
Перевоплотившись в Сэйлор Нептун, Каё выбегает на улицу и в удивлении останавливается – перед входом в дом, на обочине, стоит Харука, облокотившись о гадко-жёлтую «Феррари».
Харука (обворожительно улыбнувшись): Привет, солнышко!
Мичиру (в замешательстве): Но… но…
Харука (подойдя к Каё и взяв её за плечи): Да. Это я.
Мичиру (еле выдавив из себя): Но как?
Харука (загадочно улыбнувшись и посмотрев на небо): А так…
Мичиру: И как давно?
Харука: С самого начала.
Мичиру: Почему же ты не присоединилась к нам?
Харука (прижав Каё к себе и положив ей руки на попку): Зачем? Я ждала, когда ты останешься одна… Пусть воюют сами. Нам это, извини за каламбур, похрен. Своё мы уже отвоевали, я считаю…
Мичиру (нахмурив брови): Да как ты…
Тен’о не даёт возлюбленной договорить прильнув своими устами к её.
Мичиру (покраснев и вырвавшись из объятий): Даже последние лохи-избранные взялись нам помогать, а ты – Воин Внешних Планет, отказываешься бороться за Мир и Справедливость?
Харука (спокойно): Угу.
Мичиру: Блин! Как ты можешь! Даже простые смертные пытаются помочь!
Харука: Как же – как же, видела я этого парня – настоящий тупой коп… Даже при его содействии им не победить. Я понимаю, что им необходима наша помощь, Мичиру… Но понимают ли это они? Или глупая Уса не думала об этом, когда оскорбляла тебя?
Мичиру: Она ещё слишком молода, чтобы понять… Её выходки пока что простительны…
Харука: Ты слишком бесхребет… Ой прости! Добра… Но они всё равно получат за то, что издевались над тобой! (в камеру) Уже получили.
Мичиру: Всё. Хватит болтать! Ты знаешь где они?
Харука утвердительно кивает.
Харука (с надеждой): Может поедем попозже?
Мичиру (наиграно наивно): А что ты предлагаешь делать сейчас?
Харука плотоядно улыбается.
Мичиру: Как ты можешь сейчас об этом думать?
Харука (с любопытством осматривая свой маникюр): Так вот и могу. У меня ещё со вчерашнего дня чешется…
Слышно, как за кадром кто-то давиться бутербродом.
Мичиру (повелительным тоном): Садись в машину!
Тен’о молча, как бы не теряя достоинства, садится за руль «Феррари». Каё садится рядом.
Мичиру: Кстати, «любовь моя», ты где взяла машину?
Харука (просто): Угнала.
Мичиру глубоко вздыхает, качает головой и закрывает глаза. Громко завизжав, машина уносится прочь, оставив после себя облако едкого серого дыма.
Голос-режиссёра-за-кадром: А знаете, почему я больше ни во что не вмешиваюсь? Я на всё забил!
* * * * *
Посреди большой поляны стоит столб с привязанными Сатоши и Пикачу. Вокруг столба кружит Амазонская Троица и о чём-то ожесточённо спорит. Поодаль, под развесистым деревом сидит небритый Мамору с перебинтованным торсом и, попыхивая «косяком», без энтузиазма наблюдает за происходящим действом.
Голос-режиссёра-за-кадром (задумчиво): Теперь ясно почему у Чибусы волосы розовые.
Мамору (бросив в камеру тяжёлый взгляд): Заткнись…
Тем временем Соколиный Глаз и Тигриный Глаз начинают пинать Фишая.
Рыбий Глаз: Да ладно вам, парни! Это была просто шутка!
Тигриный Глаз: Что-то все шутки у тебя больно однообразные!
Соколиный Глаз: Ещё раз такое предложишь, и я остригу тебя налысо!
Тигриный Глаз и Соколиный Глаз отпускают Фишая и начинают издеваться над Сатоши.
Тигриный Глаз: Ну что, лошок, как ты теперь себя чувствуешь, когда твой хреномон не может тебе помогать?
Рыбий Глаз (гордо): Заметь, это была моя идея заклеить щёки Пикачу пластырем!
Соколиный Глаз (щёлкнув Сатоши по носу): Что же нам с тобой сделать?
Рыбий Глаз (мурлычет себе под нос): У меня есть идея…
Тигриный Глаз: Фишай, заткнись!
Рыбий Глаз: Да я только…
Соколиный Глаз: Фишай, заткнись!
Рыбий Глаз: Но…
Все: ФИШАЙ, ЗАТКНИСЬ!!!
Рыбий Глаз: Ладно. Как скажете…
Пока Трио продолжает кружить в адском хороводе вкруг столба, за их спинами раздвигается растительность и на поляну выходит Вольтрон.
Алура (противным писклявым голосом): Дэн, надо помочь этому маленькому мальчику!
Пидж: А лично мне вот кажется, что вмешиваться не стоит!
Ланс: Это точно. Нам проблем с Трансформерами и Лотором хватает.
Дэн: Сначала надо выяснить причину это…
Ганг: А чё там выяснять? Набьём всем морды, а потом и разъебёмся… тьфу ты… разберёмся! Э-э… Хотя нет. Эту синеволосую бить не будем, уж больно она хорошенькая.
Рыбий Глаз (пританцовывая и хлопая в ладоши): Хи-хи-хи…
Дэн: Опять ты, Ганг, думаешь не той головой, что надо!
Ланс: А я Ганга поддерживаю!
Алура: Нашли на кого позарится!
Пидж: Молчи, крыса фригидная!
Пока внутренности Вольтрона, позабыв обо всём, ссорятся, Соколиный Глаз и Тигриный Глаз выпускают на железного дровосека демонов а-ля Элефанко. Рыбий Глаз в этом действия не принимает: кайфуя, что ему сделали комплимент, он весело улыбается, становится в искусительные позы и поправляет волосы красивыми жестами рук. Пикачу и Сатоши, привязанные к столбу, дёргаются в нервном ожидании… Единственным спокойным существом на поляне оказывается Мамору: накурившись дури, он ловит «приход» под деревом, раскинувшись в позе «морской звезды».
Голос-режиссёра-за-кадром (грустно): Как всё-таки далеко мы отвлеклись от намеченной цели…
Пока демоны Цирка Мёртвой Луны пинают Вольтрона, на поляну выходят Тен’о и Каё, но спотыкаются о Тибо.
Мамору (приподняв голову): Привет, Мичиру.
Мичиру, улыбнувшись, кивает.
Мамору: Привет, Харука… ~_~ ХАРУКА?! ~_O
Харука (пнув Тибо): Молчать…
Мичиру: Ты излишне жестока, Харука.
Харука (махнув рукой): Да ладно тебе… (ещё раз пинает Мамору)
Наиздевавшееся, к этому времени, всласть над Вольтроном, Трио, замечает аутэров.
Рыбий Глаз (глядя на Харуку): Какой парень…
Харука (глядя на Рыбьего Глаза): Какая девушка…
Голос-режиссёра-за-кадром (давясь смехом): Ги-ги! Вот уж идеальная парочка получилась бы! Га-га-га!
Мичиру: По-моему, Харука, я знаю эту троицу. Помнишь Макото рассказывала про демонов, которые мотались по Токио и пиздили у народа прекрасные сны.
Харука: Ну, допустим. А что?
Мичиру: Это они и есть!
Харука (вздохнув): Ты действительно так считаешь? Как жаль…
Мичиру (нахмурившись): Нечего жалеть! Бей их!
Начинается непродолжительная потасовка, в которой, в итоге, побеждают аутэры. С криком «Мы ещё вернёмся!», Троица убегает в глубь леса, причём Тигриный Глаз и Соколиный Глаз утаскивают за ноги Вольтрона, а Рыбий Глаз – избитого превратностями судьбы, Мамору.
Мичиру (развязывая Сатоши и Пикачу): Вы в порядке?
Сатоши: Да, да. Аригато!
Пикачу (радостно пританцовывая): Пика, пика, пика!
Мичиру: Ну вот и хорошо…
Харука (нетерпеливо): Хватит с ними панькаться, солнышко. Нам нужно спешить на фабрику.
Сатоши: Вы ищите покинутую лесопилку?
Харука (нервно): Откуда ты знаешь?
Сатоши (улыбаясь): Это сегодня оч-чень популярное место.
Харука: Ну, тогда веди нас!
Мичиру (вкрадчиво): Харука, ты ведь сказала, что знаешь дорогу.
Харука (покраснев): Э-э… Ну… Это… В общем… Я себя перенедооценила…
Мичиру (выкатив глаза): Что? Что ты сказала? Повтори! Я не ослышалась? Неужели ты признала свою слабость?
Харука (ещё больше краснея): Э-э… Ну я… Когда-то ведь надо начинать…
Тен’о замечает весёлый взгляд Сатоши.
Харука: А тебе чего! Ты ничего не слышал! Понятно?
Сатоши (с иронией): Как скажите, госпожа…
Мичиру (удивлённо): Ты понял, что она девушка?
Голос-режиссёра-за-кадром (давясь смехом): Пиздец нахуй…
Сатоши: Конечно. Ты ведь обращалась к ней как к девушке.
За кадром возникает дискуссия на тему…
Голос-костюмера-за-кадром: А по голосу типа не того?
Голос-режиссёра-за-кадром: Всё зависит от сэйю и локализации.
Мичиру хлопает себя правой рукой по лбу и проводит ладонью по лицу сверху вниз.
Харука: Мальчик, отвернись!
Сатоши закрывает лицо руками и делает вид, что отвернулся. Тен’о подходит к Каё и обнимает её за талию.
Харука (тихим хриплым хентайным голосом): Сейчас мы пойдём спасём этих дураков, а потом снимем в отеле номер с бо-о-ольшой кроватью и будем долго-долго заниматься любовью. Хорошо?
Мичиру (неуверенно): Да…
Харука наклоняется и целует любимую.
Сатоши (глядя одним глазом через растопыренные пальцы): Фу – какая гадость!
Харука (замахнувшись на Сатоши): Я же тебе ясно сказала: «Отвернись!»
Пикачу принимает боевую стойку, угрожающе шипит и становится между своим хозяином и Тен’о, поэтому последней приходится отступить.
Мичиру (виновато улыбнувшись): Не обращай на неё внимания, мальчик, она всё время на нервах…
Извинения Каё прерывает треск сучьев слева: низко опустив голову, на поляну выходит корова, подгоняемая сзади крестьянином.
Голос-режиссёра-за-кадром: И почему я не удивлён?
Рюутаро: День добрый!
Корова: Му-у-у!
Мичиру: Здравствуйте!
Харука (пренебрежительно): Привет!
Корова: Му-у-у!
Сатоши: Йоу, Рюутаро! Как дела?
Рюутаро: Помаленьку…
Корова: Му-у-у!
Пикачу глядит на корову и в глазах у него мерцают сердечки.
Пикачу: Пика…
Корова: Му-у-у!
Покемон бросается на корову и они, с дикими воплями, скрываются в высоких папоротниках. За ними, с криком «Фроська, стой!», убегает и Рюутаро.
Сатоши: Пикачу-у-у!… Вот сволочь!
Сатоши противно сплёвывает и достаёт покедэкс.
Сатоши (бросая покедэкс): Фушиджидан, выбираю тебя!
На поляне, перед изумлёнными аутэрами, появляется нечто с бутоном на спине.
Сатоши: Проследи за Пикачу. Я буду ждать тебя у Такеши.
Что-то недовольно буркнув про сбитые копыта, Фушиджидан скрывается в высокой траве.
Сатоши (деловым тоном): Если хотите быстро попасть на лесопилку, девушки, то бегите за мной. Мне ещё нужно успеть к Такеши.
Мичиру и Харука убегают с поляны вслед за Сатоши.
* * * * *
Голос-режиссёра-за-кадром: Тем временем, Такао измывался над, заключёнными в подвале, пленниками. И напрасно Китаро и Кайго убеждали его расправиться с врагами поскорей – Сайто, как и все злые гении, был честолюбив и хотел сполна насладится чужими страданиями.
Камера летит лесом прямо к подвалу на заброшенной фабрике. Где-то далеко, за деревьями, мелькают фигуры Амазонского Трио, Вольтрона и Мамору.
Голос-режиссёра-за-кадром (ни с того ни с сего начинает петь): Зову тебя я Русью, ромашки в поле рву…
Пока Голос-режиссёра-за-кадром поёт, камера подлетает к лесопилке и ныряет в подвал: В большой клетке, посреди мрачной комнаты, в различных позах сидят наши герои, а вокруг, держась на безопасном расстоянии от решётки, пританцовывает Сайто, время от времени, заливаясь диким хохотом. В углу стоит, окованное железом, кресло с захватами для рук и ног.
Такао: Ха-ха-ха! Теперь вы в моей власти! Ничто и никто не спасёт вас!
Китаро: Убей их поскорей, а не то закончишь, как все бандиты.
Такао (нервно): Отъебись.
Кайго (назойливо): Убей. Убей. Убей.
Такао (сорвавшись): МАЛЧАТЬ!!! ВЫ МЕНЯ УЖЕ ДАСТАЛИ!!! ВОН ИЗ ПАДВАЛА!!!
Китаро и Кайго поспешно удаляются, а Сайто достаёт из-за кресла небольшой чемоданчик «Набор начинающего садиста».
Такао (злорадно улыбнувшись пленникам): Ну? Кто первый?…

@музыка: Bis - Shin Kakumeiji

@настроение: На удивление хорошее..

14:13 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[дубль 6]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
ЭПИЗОД 2

ТО, ЧЕГО НАМ ТАК НЕХВАТАЛО


Вся команда сидит у братьев дома, употребляет пиво с чипсами и смотрит телевизор. Короче, расслабляются, как могут, перед решающей битвой.

Кэн: А как ты, Тотчи, узнал, где прячется Тоширо?

Тотчи (улыбнувшись и посмотрев на Такеючи): У нас с Наоко телепатическая связь…

Ран (мечтательно): Да-а… Была у меня одна знакомая девушка, так у нас с ней была такая связь, такая связь… м-м-М-М…

Тотчи: Нет, Ран, я серьёзно. Эта связь действует только на небольшом расстоянии, поэтому, когда Наоко находилась у ведьмы, она была в недосягаемости. Но когда вы её спасли и стали приближаться к больнице, она телепатически передала мне информацию о том, где найти Мифунэ с кристаллом.

Ран (свиснув): Круто. Вот бы и мне так.

Тотчи (смеясь): Я как-нибудь потом тебя научу. Я вот только не пойму, где ты взял меч.

Ран (сделав загадочное лицо): О-о… Сорэ ва химитсу дэс, но потом, когда ты меня сделаешь телепатом, я тебе расскажу.

Мичиру: Ты и так – телепат.

Ран (удивлённо): В каком смысле?

Усаги (кривляясь): А в таком, что языком много телепаешь!

Ран (замахнувшись на Усу, но не зло, а так, можно даже сказать, с любовью): Вот я тебя сейчас!

* * * * *


Наступает вечер и решают вопрос о том, кто где будет ночевать. После долгих споров и слёз Мичиру большинством голосов (Усаги, Минако, Кэн и Ран в частности) решают, что Каё остаётся у братьев, а остальные едут к Тотчи (Цукино и Аино так голосуют, просто, чтоб позлить подружку, а братья, потому, что Сэйлорнептун им нравится. Кстати, у Тотчи могут разместиться все, даже Мичиру с Тономура, но заново голосовать не хотят, хоть Каё и настаивает, ссылаясь на несправедливость к аутерам). Вдруг в дверь звонят.

Кэн (вскочив): Я открою.

Тотчи (схватив Кэна за руку): Подожди. Ты кого-то ждёшь?

Кэн (чеша затылок): Да, вроде, нет… Но ты не бойся. (показывает катану) Я за себя постою.

Когда Тономура открывает дверь, он удивлённо (но в то же время радостно) кричит.

Кэн: Ёдзи! Как ты здесь оказался?! Давай заходи! Попьёшь пивка!

Ёдзи (оправдывается): Да я, в принципе, ненадолго. Я говорил с дядей по телефону. Он сказал, что никак не может дозвониться к вам и очень переживает. Он попросил меня заехать, и проверить, всё ли в порядке.

Кэн (кружась вокруг кузена): Да всё ништяк! С нами такое произошло, такое произошло!..

Раздевшись, гость заходит в комнату и замирает в удивлении, за столом сидит толпа, члены которой, не удивили бы только труп. Но Ёдзи таковым не является.

Ёдзи (сдавленным голосом): П-п-привет…

Ран (вскакивая и бросаясь на шею кузену): Привет, Ёдзи! Сейчас я тебя познакомлю с нашими друзьями.

Ран начинает поочерёдно указывать на сидящих и называть имена. С каждым именем Ёдзи офигевает всё больше и больше. Наконец, когда Ран всех представил, он пошатывается и падает в кресло. Кэн подбегает и начинает обмахивать его лицо пачкой неприличных журналов, а Ран протягивает банку с пивом. Сделав пару глотков, гость немного успокаивается, но всё ещё дико глядит на Воинов.

Кэн (оправдывает кузена): Вообще-то он смелый парень. Мы вот тоже, когда вас встретили, то сначала вроде бы как офигели, а потом привыкли.

Ран и Кэн вместе (наперебой): Это наш двоюродный, можно даже сказать двоуродный, брат Ёдзи. Он полицейский.

Когда братья рассказывают всё о своём кузене (вплоть до таких мелочей, как то – «с кем, когда и при каких обстоятельствах тот первые несколько раз потерял девственность»), Тотчи приходится рассказать свою историю. Когда он оканчивает свой рассказ, захмелевший от нескольких литров пива, Ёдзи начинает хохотать.

Ёдзи (трясясь от смеха и указывая на братьев): И вот это – защитники вселенной? Ну, блин, история! У меня просто нет слов…

Тотчи (когда Ёдзи перестаёт смеяться): Я могу надеяться, что всё это останется между нами?

Ёдзи (уже серьёзно): Конечно. Я буду нем, как могила.

Тотчи (потирая руки): Отлично… А сейчас нам пора идти. Девчонки!…

Ран и Кэн: Нэ?

Тотчи: Я не к вам обращался, идиоты.

С этими словами Тотчи жмёт Ёдзи руку и одевается. Одевшись, он выходит на улицу, садится в машину и уезжает домой. Наоко, Усаги и Минако уезжают с ним.

Мичиру (выскочив на балкон, вслед уезжающим): СВОЛОЧИ!!! МЫ С ХАРУКОЙ ВАМ ЕЩЁ ОТОМСТИМ!!!

Ёдзи (шёпотом): Чего это она так?

Ран (махнув рукой): Да так… Разногласия в ориентации…

* * * * *


На дворе глухая ночь. Мичиру спит на кровати в спальне, а три брата сидят в комнате в темноте и, попивая пиво, тихо болтают. Тономура рассказывают о своих приключениях, а Ёдзи о службе в полиции. Вдруг, звонок на двери дико трезвонит и прерывает их беседу. Из спальни выходит заспанная Каё.

Мичиру (продирая глаза): Что случилось? Конец Света?

Ёдзи (доставая из кобуры пистолет и направляясь в коридор): Сейчас узнаем… Тихо…

Он резко открывает дверь и видит на пороге заплаканную Минако.

Минако (сквозь слёзы): Мы приехали к Тотчи, разошлись по комнатам и заснули. Среди ночи нас разбудил какой-то шум. Мы выскочили в коридор и увидели, как Спэйс гонится за двумя людьми, одетыми во всё чёрное. У одного из них на плече лежала завёрнутая в одеяло Наоко. Тотчи нагнал одного из похитителей на улице и оглушил, но второй, у которого была Фаэтон, успел вскочить в машину и уехать… Когда я уходила, то бандит, пойманный Тотчи, был всё ещё без сознания. Когда он очнётся, Тотчи его будет допрашивать – молоток и плоскогубцы он уже приготовил…

Ёдзи (нетерпеливо): Едем быстрее! Пока разгневанный Тотчи не убил свидетеля!

Все бегут к машине в чём есть. Мичиру одета в ночную рубашку с намалёванными совокупляющимися кроликами.

Голос-режиссёра-за-кадром (раздражённо): Костюмер!

Голос-костюмера-за-кадром (весело): Да, мой фюрер!

Голос-режиссёра-за-кадром (скорее всего, указывая на Каё): Что это?

Голос-костюмера-за-кадром (после небольшой паузы): Пижама, мой фюрер!

Голос-режиссёра-за-кадром (нервно): Вижу, что не фуфайка! Я спрашиваю: Что ЭТО?

Голос-костюмера-за-кадром (наивно): Где?

В кадре появляется невысокий парень в шлёпанцах, шортах и панамке. Это – САМ режиссёр.

Режиссёр (тыча пальцем в рисунок на груди Мичиру): ГДЕ?! НА ЗВЕЗДЕ!!! ВОТ!!!

В кадр намыливается костюмер. Он в кедах, потёртых джинсах, рваной футболке "Металлика" и с рюкзаком за плечами. Довершает наряд костюмера массивная золотая цепь на шее.

Костюмер (пристально рассматривая место, куда указывает режиссёр): Это?

Режиссёр: Да. Это.

Костюмер достаёт из рюкзака энциклопедию и листает её. Наконец, он находит то, что ищет и начинает сравнивать рисунок на пижаме с иллюстрацией в книге.

Костюмер (минут через пять, уверенно): Это кролики, мой фюрер!

Режиссёр (в бешенстве топая ногами): Вижу, что не верблюды!!!

Костюмер: Нервные клетки не восстанавливаются. Успокойтесь.

Режиссёр (мечет глазами искры): УСПОКОИТЬСЯ?! УСПОКОИТЬСЯ?!?! УСПОКОИТЬСЯ?!?!?!

Режиссёр хватает костюмера за грудки и долго трясёт, повторяя слова "успокоится", изредка перемежая их междометиями "блядь" и "твою мать". Потом отбрасывает еле живого работника киностудии в сторону и подбегает к, дрожащей от страха, Мичиру. Тем временем, появляются Люна и Артемис, которые утаскивают костюмера из поля зрения.

Режиссёр (тыча пальцем в рисунок на груди Мичиру и обводя всех присутствующих взглядом бешеной собаки): Что они тут делают?!

Ёдзи (разглядывая пижаму Каё): По-моему, они размножаются…

Режиссёр (хватаясь за сердце и падая): Шо, падлы, теперь давольны?…

Все молчат. Подбегают два доктора из лаборатории Токады и, уложив режиссёра на носилки, уносят.

Голос-гримёра-за-кадром (с пафосом): Он не выдержал бешеного ритма жизни…

Проходит полчаса. Все стоят в тех же позах.

Голос-режиссёра-за-кадром (неожиданно): Всем привет!

Все подскакивают от неожиданности.

Голос-режиссёра-за-кадром (довольно): Что, падлы, не ждали? А вот он я!

Мичиру (озабоченно): Как Вы?

Голос-режиссёра-за-кадром: Всё в ажуре. Продолжайте…

* * * * *


Тотчи (вертя баранку): Всё-таки вы зло поступили с Мичиру. Не надо было оставлять её с братьями. Не то, что я им не доверяю, просто с нами ей было бы спокойней…

Усаги: Ничего с ней не случиться. Пусть потренирует нервы.

Минако: Да. Эта слабохарактерная чуть не выдала нас, когда мы ходили к Токаде. И вообще пусть приобщается к мужскому обществу.

Тотчи (паркуя машину): Ну, если вы так считаете… Значит надо.

Минут через пятнадцать все разбредаются по комнатам.

Наоко укладывается спать. Вдруг входит Тотчи.

Тотчи (весело подмигнув): Ну что?

Наоко (повернувшись к Тотчи спиной): А ничего. Я сегодня очень устала. Доброй ночи.

Улыбка сходит с лица Тотчи.

Тотчи: Ладно…

Тотчи хлопает дверью и, тихо ругаясь, бредёт в свою комнату.

В доме воцаряется тишина, только через вентиляцию слышно, как храпит сосед сверху и онанирует Тотчи. Вскоре все засыпают, а поэтому не видят, как чёрный микроавтобус останавливается у дома. Из него выходят две тёмные фигуры и направляются к входной двери. Они входят внутрь и, через секунд двадцать, выскакивают назад. У одного на плече что-то завёрнутое в одеяло. За похитителями выскакивает Тотчи, и, нагнав одного из них, оглушает ударом по голове…

* * * * *


Когда Минако с подмогой приезжают к Тотчи, тот уже допрашивает очнувшегося бандита. Ударяя его молотком по пальцам, Тотчи задаёт вопросы.

Тотчи: Кто ты такой?

Катано: Никто…

Удар по пальцам и бандит кричит. Когда он затыкается, Тотчи повторяет вопрос.

Тотчи (медленно): Кто… ты… такой?

Молчание в ответ… Это начинает бесить Тотчи.

Тотчи (злобно): Если ты не будешь отвечать на мои вопросы, то я начну отрывать плоскогубцами твои ногти! Уса, где там мои пассатижи?

Наверное, угроза Спэйскнайта действует, так как похититель, заикаясь, начинает говорить.

Катано (поспешно): Не надо! Я всё скажу! Я простой безработный… Недавно ко мне на улице подошёл какой-то человек и предложил работать на него. Он дал мне задаток – сто тысяч иен, и я стал работать у него. Вчера он сказал, что сегодня ночью я должен буду постоять на стрёме, пока он сделает свои дела…

Тотчи: Как звали этого человека?

Катано: Он сказал, что его зовут Такао Сайто… Я рассказал вам всё, что знаю… Вы меня убьёте?..

Ёдзи: Не ной. Никто тебя убивать не будет. Я – полицейский и заберу тебя в участок…

Тотчи (перебивая Ёдзи и обращаясь к пленнику): Подожди. Того человека действительно звали Такао Сайто?

Катано: Он назвался этим именем…

Усаги (удивлённо): Ты ведь говорил, Тотчи, что убил Такао, когда отбирал у него второй камень?

Тотчи (разводя руками): Я оглушил его и бросил в реку… Я был уверен, что он утонул…

Кэн (передразнивая Тотчи): «Я был уверен»…

Тотчи: А что?…

Ран: Где мы можем найти этого человека?

Катано: Он живёт в синем доме возле ресторана «Цветущая сакура»…

Кэн: «Цветущей сакуры» уже нет. А есть «Тако Бэлл». К тому же это была целая сеть ресторанов по всему Токио!

Катано: Этот ресторан находится в Вакаба-ку.

Тотчи: Хорошо. Но если ты нас обманул, то ничто не спасёт тебя от смерти, даже он!

С этими словами Тотчи указал на Ёдзи.

COME ON, COME ON, WHEREVER YOU ARE


Не теряя времени даром, Тотчи, Ёдзи и Тономура мчатся по указанному адресу, оставив девушек сторожить пленника.

Парни несутся в машине по улицам, ярко освещённым тысячами рекламных щитов. По тротуарам слоняются толпы людей и их голоса сливаются с шумом проезжающих машин в один непрекращающийся гул. Кавалеры с нарядными дамами толпятся у театра, за окнами ресторанов царит веселье… Но не до этого нашим героям – один из их друзей выкран и его нужно освободить любой ценой!

Вскоре гул вечернего города утихает, людей на улицах становится всё меньше и меньше – район Минато-ку оканчивается.

Тотчи (задумчиво): Где же нам искать этот ресторан? В этом районе легко заблудиться.

Ёдзи (улыбаясь): Ты сегодня поимеешь Фортуну. Я жил в этом районе пять лет и знаю здесь каждое дерево, каждый камень…

Кэн (перебив кузена): Каждую тётку…

Кэн получает от Ёдзи подзатыльник.

Тотчи (оживившись): Отлично! Что ж ты раньше-то молчал? Показывай путь, Моисей!

Кэн (потирая затылок): Только не вздумай водить нас сорок лет…

Ёдзи: Не ссы в компот – мы почти на месте.

Проехав ещё пару кварталов по пути, указанному Ёдзи, парни, как ни странно, действительно подъезжают к ресторану «Цветущая сакура» и, выйдя из машины, начинают искать глазами нужный им синий дом. Наконец, радостно вскрикнув, Кэн указывает пальцем на небольшое двухэтажное здание, выкрашенное, местами облупившейся, грязно-голубой краской.

Кэн: Наверное, это тот дом, который нам нужен. Пошли.

Тотчи (положив Кэну на плечо руку): Погоди. Не стоит просто так вваливаться внутрь. Мы ведь не знаем, сколько там находиться человек.

Ран (саркастически): Ну и что ты предлагаешь? Сидеть и ждать, что они сами выйдут и, обливаясь слезами, скажут, типа: «Мы больше не будем. Не бейте нас. Мы исправимся, запишемся в кружок моделирования и в церковный хор. Вот – заберите свою Наоко, о, Великие Воины!».

Тотчи (начиная злиться): НЕТ!!! Просто сначала нужно всё хорошенько разведать…

Кэн (криво усмехаясь): Нам с нашей комплекцией только и осталось, что в разведку идти. Будем как слоны в посудной лавке!

Тотчи (сорвавшись): А РАЗВЕ Я СКАЗАЛ, ЧТО ПОЙДЁТ КТО-ТО ИЗ НАС?!?!?!

Кэн (запинаясь): Нет, но…

Тотчи (путаясь): В попе гов… э… унко… Короче! В разведку пойдёт он!

С этими словами Спэйскнайт вытаскивает из кармана таракана и показывает парням. Потом он достаёт ещё тёмные очки и маленький приборчик, похожий на пульт к телевизору.

Кэн (глядя в протянутую руку Тотчи): Ну и что нам с этим тараканом делать? А! Он что – тренированный? Нет? Ага! Понял! Ты наденешь очки, ну, типа, крутой и устроишь тут тараканьи бега, а они выскочат из дома и мы…

Ран (дав брату подзатыльник): Тупорылый баран! Это электронный таракан с вмонтированной камерой, сигнал с которой идёт на очки.

Тотчи (одобрительно похлопав Рана по плечу): Правильно! А управлять я им буду вот этим пультом.

Ёдзи (свиснув): Круто! Давно хотел посмотреть на сиё чудо техники, а то нам в участок никак не подвезут парочку, хоть и заказывали мы их год назад.

Тотчи (неожиданно, злорадно захихикав): А знаете, что меня радует больше всего?

Все: Что?

Тотчи: А то, что изобрели энту рулёз-з-зную весчь прихлебатели Королевы!

Все дико хохочут.

Тотчи (уже серьёзно): Ладно. После успеем поржать.

Кинув таракана на землю, Тотчи надевает очки и нажимает на пульте какую-то кнопку, вследствие чего, насекомое начинает бежать в сторону дома.

Кэн (нетерпеливо): Ну! Что ты там видишь?

Тотчи: Подожди, не мешай… Та-ак!..

Кэн: Ну!

Тотчи (зло): Типатаму гну! Говорю, не мешай!

Кэн (удивлённо): Типатама – это что?

Ран: Типатама – это то самое… Как же тебе объяснить?… Типатама, типаздеся… (Ран «заводится») Блядь! Какая тебе разница?!

Кэн: Никакой…

Ран: Вот и не приставай!

Голос-режиссёра-за-кадром: Не отвлекайтесь!

Тотчи матерится и одновременно нажимает на клавиши. Вдруг на его лице появляется выражение удивления.

Тотчи (ни с того ни с сего): Блин! Ну ни данкон себе!

Все (подскочив): ЧТО?!?!?!

Тотчи: Да так, ничего… Показалось…

Ран (держась за сердце): Симаймасита… Ты больше нас так не высаживай…

Тотчи: Ладно. Больше не буду…

Ёдзи (не выдержав): Так что ты там, в конце концов, видишь!? Не молчи!

Тотчи (выдержав паузу): Вижу… Э… На первом этаже пусто… Хотя нет – во второй комнате слева на кровати дрыхнет какой-то здоровый поц… Так… Ага… Больше никого… Поднимаюсь на второй этаж… Ага… Второй этаж – это одна большая комната… За столом сидят пять небритых сапиенсов и играют в карты… Да… Они явно не из церковного хора…

Ёдзи: А Такао с ними?

Тотчи (грустно): Нет… Такао с ними нет… Впрочем как и Наоко…

Ёдзи: Ты в этом уверен?

Тотчи (снимая очки): Уверен.

Ёдзи: Точно?

Тотчи (язвительно): Заочно, блин!

Ёдзи: Что за «заочно»?

Тотчи (с раздражением): Не заябуй!

Ран (бормочет): Ну и что нам теперь делать?

Кэн (удивлённо): Как это «что»? Вперёд! Набьём всем этим хумансам морды и узнаем где прячется Такао или, того лучше, где содержится Наоко. А потом…

Ран (изрекает задумчиво): А если они ничего нам не скажут?

Кэн (с кривой ухмылкой (при этом верхняя часть его фэйса темнеет)): Если за дело возьмётся Тотчи, то скажут… Ну, в крайнем случае, я и сам не прочь побаловаться утюжком.

Ран: А знаешь, что нужно сделать, если утюг не поможет?

Кэн: Нет…

Ран (с восковым лицом): Взять второй утюг…

Все тупо ржут.

Ёдзи: Тогда вперёд!

Подняв и положив в карман прибежавшего таракана, Тотчи идёт за Ёдзи, сказав братьям держаться сзади, мотивируя это тем, что у Ёдзи есть «парабеллум», а у него (Спэйскнайта) – много опыта. Братья поспешно соглашаются, но как только Тотчи отворачивается, многозначительно переглядываются.

Тотчи (не оборачиваясь): Ну, ну! Я вам попереглядываюсь!

Кэн (врёт, не краснея): А мы не переглядывались.

Тотчи (обернувшись): Не трынди! Мерзкий маленький лжец!

Кэн (огрызается): Можно подумать – ты у нас большой! У меня же член больше, чем у тебя!

Кэн хочет ещё что-то сказать, но Ёдзи поворачивает к нему голову и зло шикает.

Ёдзи: Цыц! Потом будете писюнами меряться.

Показав Кэну язык, Тотчи тихонько двигается за Ёдзи. Ёдзи же подходит к входной двери и, достав пистолет, трогает ручку. Дверь оказывается не запертой и тихонько отворяется. Показав всем двигаться за ним, мент входит внутрь.

В коридоре на ободранных стенах лепятся надписи. Самая большая и красочная из них гласит: "Здесь был Симамура". Под ней располагается надпись поменьше – в наполовину стёртых кем-то иероглифах можно разобрать фразу: "А мне насрать – я тут этти суру Юко". Остальные надписи мелкие и читать эту народную мудрость у парней нет никакого желания (по крайней мере, при таких обстоятельствах).

Тихонечко отворив вторую дверь слева, Тотчи вскакивает внутрь и оглушает лежащего на кровати мужика ударом по затылку.

Тотчи (выйдя в коридор): Этот готов. Осталось пять.

Ран (сжав кулаки): Вот и отлично. Всем по одному, а Тотчи два, у него ведь, цитирую: «Много опыта».

Тотчи (хватая за плечо Ёдзи, начавшего уже подниматься по лестнице на второй этаж): Подожди. Мы с Кэном поднимемся по другой лестнице.

Ёдзи (удивлённо): Разве здесь есть ещё один путь наверх?

Тотчи: Да. В кладовке есть лестница, ведущая на чердак, а в верхней комнате есть люк ведущий туда же. Вы поднимитесь здесь и ждите у двери, а когда услышите шум, врывайтесь внутрь. Понятно?

Ёдзи кивает и, держась за поручни, осторожно начинает подниматься вверх. Ран идёт за ним.

Приоткрыв боковую дверь, Тотчи протискивается внутрь и тащит Кэн за собой.
Голос-режиссёра-за-кадром: В каморке пахло мышами и мочой, но, мужественно не обращая на это внимания, Тотчи стал взбираться по небольшой лесенке на чердак.

Тотчи (зажав пальцами нос): Совсем не обращая внимания…

Кэн: Да… И о-о-ч-чень музжествен-н-на…

Через несколько минут Спэйскнайт и Кэн уже сидят наверху. Света, проникающего внутрь через небольшое слуховое окно в крыше, достаточно, чтобы Тономура разглядел в углу коробку с торчащими рукоятками мечей (в количестве двух штук). Достав их, Кэн протягивает один Тотчи, а второй берёт себе.

Кэн (шёпотом): Теперь мы намного опасней.

Тотчи: Когда-то, один генерал сказал: Кто вооружён –
тот почти
бесстрашен!

Кэн: Да. Я тоже где-то это слышал.

Тотчи (подмигивая): Но мы-то ведь опасны и без оружия… Да прибудут с нами Космические Силы Добра!

С этими словами чердачный люк под Тотчи неожиданно открывается и тот проваливается в комнату. В ту же секунду дверь на противоположном конце зала отворяется и внутрь вваливается Ёдзи.

Ёдзи (орёт, размахивая, невесть откуда взявшимся, пулемётом): Всем оставаться на своих местах! Вы все арест…

Рвущийся в бой Ран не даёт ему договорить – зацепившись за порог, он падает на пол, увлекая кузена за собой. От неожиданности Ёдзи роняет пулемёт. Бандиты пользуются этим замешательством и двое из них бросаются на упавших. Двое других, широко расставив ноги, поворачиваются к Тотчи и Кэна. Скрутив Ёдзи и Рану руки, первые два, ставят воинов на ноги, а, сидевший всё это время без движенья самый огромный мужлан, поднимает пистолет.

Симамура (издевательским тоном): И кто это к нам пожаловал? О! Это же Ёдзи. Привет! Давно я искал встречи с тобой при таких обстоятельствах!

Ёдзи (не поднимая головы): Считай, тебе повезло.

Кэн (кричит со своей позиции): Нет – не повезло! Tiger Ice Tear!

С этими словами, он подгибает правую ногу коленом к животу и поворачивается на левой на 360 градусов. При этом, в его поднятых над головой руках образовывается два ледяных диска с острыми краями (а-ля Razor Wind). Сделав полный оборот вокруг оси, Кэн опирается на согнутую ногу и выкидывает руки вперёд, бросив диски. С жужжаньем те пригвождают, держащих Ёдзи и Рана, бандюг к стене. Главный громила отскакивает в сторону, выронив пистолет и, пока Кэн смотрит на творенье рук своих, подскакивает и ударяет его в челюсть. Кэн отлетает в дальний угол комнаты и остаётся там лежать без движенья. Тотчи успевает отпрыгнуть в сторону и подбежать к Ёдзи.

Ран (сжав кулаки и прыгнув на главаря): БУ-ККОРОСУ!!! ТЫ ОТВЕТИШЬ МНЕ ЗА БРАТА!

Но Ран ничего не успевает сделать – получив сокрушительный удар в грудь, он отлетает в тот же угол, что и Кэн.

Симамура (улыбаясь (уголовники за его спиной делают страшные лица)): И так. На чём мы остановились?

Тотчи: На твоей смерти! Funeral Front Comet Attack!

Выкрикивая слова, Спэйскнайт делает руками круговые пассы вокруг воображаемого центра вращения. При последней фразе между его рук образовывается небольшая сфера, состоящая из маленьких огненных шариков.

Симамура: Да вы, я вижу, какие-то Хоттабычи хреновы!

Но Тотчи его не слушает, а выпрямляет вперёд руки и шарики рассеянным облачком летят в бандитов. Громила падает на пол, но, как только пылающие шары пролетают над его головой, сразу же вскакивает. А вот его помощники не настолько ловки и огненные сферы прошивают их насквозь, превратив в катами.

Ёдзи (шипит, поднимая пистолет): Теперь ты остался один, Симамура. Сдавайся!

Симамура (бросаясь на Ёдзи): Нет!

Но две пули в грудь останавливают головореза. Он пошатывается и падает мешком на красный от крови дощатый пол.

Тотчи (накинувшись на Ёдзи): Что ты наделал! Как мы теперь узнаем, где находится Такао и Наоко?!

Симамура (хрипит, умирая): Так ты… пришёл… за Такао… Ёдзи? Я… скажу… тебе… где он… Этот… Он убежал… бросив… нас… и… забрал… все… деньги… Он… Он… обманул нас… Он… Он… говно, а не… не самурай… Он находиться… находиться…

Тотчи (умоляюще смотрит на умирающего): Ну! Ну! Где он?!

Симамура дёргается и затихает. Ёдзи пинает его ногой. Бандит снова начинает подавать признаки жизни.

Симамура (хрипит): Он… Он… в «Призрачном лесу»… Всё… Теперь отъебитесь от меня…

Симамура громко вздыхает и замирает.

Тотчи (тряся бездыханное тело): Что за «Призрачный лес»?! Ответь!..

Ёдзи (задумчиво): «Призрачный лес» - это небольшая роща в двадцати километрах от города. Там есть одна заброшенная деревоперерабатывающая фабрика… И… оставь, наконец, мертвеца в покое.

Тотчи перестаёт трясти труп и утирает слёзы.

Тотчи: Ты знаешь, где это?

Ёдзи (подойдя к Тономура и приводя их в чувство): Да…

Внезапно, бандиты, пригвождённые Кэном к стене, сползают с ледяных лезвий.

Первый бандит (глядя на часы): Уже пол двенадцатого.

Второй бандит (поглаживая себя по пробитому животу): Да. Пора на обед.

Сопровождаемые удивлёнными взглядами бандиты уходят.

Голос-режиссёра-за-кадром (нервно): Найти им замену…

Слышно, как гримёр и костюмер бросаются исполнять приказание.

Голос-режиссёра-за-кадром (разговаривает сам с собой): Что за день такой? Ну почему мне так не везёт?

Тотчи (таинственно): Это карма…

Голос-режиссёра-за-кадром (с досадой): Да какая карма…

Тотчи (так же таинственно, как и в первый раз): Самая, что ни на есть, настоящая…

Голос-режиссёра-за-кадром (плюёт): Тьфу!

Открывается дверь. Костюмер и Артемис втаскивают за ноги Мамору. За ними Люна и гримёр тащат, пьяного в стельку, Юэ.

Юэ (детским голосом с пьяными нотками): Ну, ма-а… Я не хочу сегодня идти в школу-у…

Коты уходят. Работники киностудии молча цепляют Юэ и Мамору на стену, туда, где висели бандиты.

Костюмер (глядя в камеру): Ну как?

Голос-режиссёра-за-кадром (не очень довольно): Нормально…

Костюмер и гримёр уходят, причём, костюмер поскальзывается на том месте, куда плюнул недовольный режиссёр. Тут начинает шевелиться Мамору.

Мамору (глядя на свой пробитый живот): И совсем даже не больно…

Голос-режиссёра-за-кадром (язвительно): Это досадная оплошность. Сейчас мы её устраним.

Мамору: Правда?

Голос-режиссёра-за-кадром (грозно): Закройте ему пасть!

Тотчи подходит к Такседо Камен’у и бьёт его кулаком в челюсть. Тибо теряет сознание, но на полу начинает шевелиться Симамура.

Симамура (слизывая кровь с пола, удивлённо): Это же вишнёвое варенье! Моё любимое!

Не понукаемый никем Ёдзи подходит к Симамуре и пинает его ногой. Бандит затихает.

Голос-режиссёра-за-кадром (одобрительно): Молодец Ёдзи!

Ёдзи поворачивается к режиссёру и кланяется. В эту же секунду дверь в комнату отворяется и входит, потирая затылок, бандит, оглушённый Тотчи на первом этаже.

Кисуру: Я…

Но, не договорив, он в изумлении рассматривает тела на полу и стенах, а потом переводит взгляд на наших воинов. Когда же он, наконец, понимает, что произошло и хочет убежать, уже поздно – Ёдзи направил на него дуло своего пулемёта…

Ёдзи (удивлённо): Ба! Знакомые всё лица. Кисуру! Ты оказался не в том месте и не в то время!

Кисуру: Ёдзи! Ты ведь полицейский! Ты не можешь убить безоружно…

Звучит выстрел и, недоговорив, бандит, с дымящейся дырой промеж глаз, падает на пол.

Ёдзи (злобно усмехаясь и пряча пулемёт под пальто): Я взял отпуск, Кисуру!

Тотчи (метко подытоживает): В этой жизни так пацаны: Кто умнее – тот и прав!

Все тупо ржут.

@музыка: Yida Huang - Go Away!!

@настроение: Вполне сносное =)

13:15 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[отступление]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
Что-то надоело мне этот бред писать... :-/

@музыка: Птички поют..

@настроение: Плохое..

13:11 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[дубль 5]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
ПОХОЖЕ, ВСЁ ТОЛЬКО НАЧИНАЕЦЦА


В больнице Тотчи не оказалось и никто из врачей не знает, куда он делся. Медсестра говорит, что полчаса назад заходила в палату, и он всё ещё там был. Это подтверждает и тёплая простыня на койке. Значит, он исчез не так давно. На кровати Тотчи лежит груда бинтов. Под ними Минако находит записку, начертанную зелёнкой на куске бинта:

"Я поехал по душу Тоширо Мифунэ. К обеду не ждите.
Тотчи С.
П.С.: Когда я вернусь, Тономура получат пизды."

Ран (ухмыляясь): Ты сначала вернись…

Ран тут же получает от Наоко затрещину.

Минако (удивлённо): Как это он так быстро поправился?

Наоко: У него дар регенерации. Все его раны, независимо от тяжести, очень быстро заживают. Так что его почти невозможно убить.

Усаги (возмущённо): У него ещё хватило наглости написать "К обеду не ждите". Мы с утра ничего не ели и денег у нас нет…

Мичиру (осуждающе посмотрев на Цукино): Ты только и думаешь, что о еде!

Усаги (огрызнулась): Лучше уж думать всё время о еде, чем о девчонках!

Чтоб остановить спор между девушками, который может продолжаться до бесконечности, вмешивается Кэн.

Кэн (поспешно): Идём к нам. У нас в холодильнике найдётся жрачка и пиво. А потом мы уж что-нибудь вместе накумекаем.

Все с ним соглашаются, выходят из больницы и, сев в машину, едут домой к Тономура. Но по дороге передумывают, заезжают в пиццерию и Наоко (у которой, кстати, бабло есть) покупает пиццу.

Голос-режиссёра-за-кадром: Все решают ехать за Тотчи – вдруг ему понадобиться помощь? А даже если и не понадобиться, то хоть можно будет посмотреть на Спэйс Кнайта в бою.

Такеючи рассказывает о своём разговоре с Токадой и начинает показывать дорогу к убежищу Тоширо, про которую ведьма по глупости разболтала. Но тут вдруг у Рана делается такое лицо, что все думают, что он сейчас издохнет. Особенно ожесточённо об этом думает (даже не думает, а молится) Усаги, потому, что когда они выходили из больницы, Ран проскочил перед ней в дверь и та, закрываясь, пребольно ударила Цукино по носу, от чего тот распух и стал похож на хобот тапира. Но молитвы Усы, должно быть, не были услышаны (Боги как раз были в сауне), так как Ран не издох, а, выпучив глаза, громко заорал.

Ран: A-а-а!!!

Кэн (удивлённо): Чё эт с тобой, братец?

Ран (хлопая себя ладонью по лбу): Как же вы сразу не допёрли!? Откуда это Тотчи знает о Тоширо!?

Кэн: И то правда…

Все удивлённо переглядываются и только Такеючи загадочно улыбается…

* * * * *


Действие переносится в лес. Тотчи бежит по тропинке в сторону горы Фудзи.

Тотчи (на ходу): Ну попадись мне только этот Тоширо, я уж сделаю так, что он будет молить меня о смерти!

Деревья вокруг такие зелёные, жаркое солнышко пригревает, вокруг благоухают тысячи цветов… Всё это могло бы растрогать самое чёрствое сердце, но лицо Тотчи серо, как земля – оно искажено злобой и шрамы красными полосами выступают на нём. Постепенно, оно начинает светлеть, по мере того, как проходил наплыв гнева, а рубцы на теле начинают блекнуть, пока не исчезают вовсе. Запыхавшийся Тотчи останавливается отдышаться. Он садится под большим развесистым деревом, достаёт из кармана старое сморщенное яблоко и начинает жадно его грызть. Вдруг он прерывает своё занятие, поднимается и, крадучись, пробирается к небольшим кустам. Раздвинув ветки, Спэйскнайт глядит на поляну за зарослями и глаза его сверкают.

Голос-режиссёра-за-кадром: На пеньке, посреди солнечной прогалины, сидит Мифунэ и, с невозмутимым видом, ест палочками рис из бумажной коробки. Тотчи это очень злит, так как сам он ничего не ел с утра, кроме яблока. Вот Тоширо отбрасывает палочки в сторону и бесцеремонно загребает рис руками. Затем лезет в коробку лицом. Тотчи свирепеет… но вдруг замечает возле пня, на котором сидит предатель, лежащую на земле котомку, из которой струился голубоватый свет. Кристалл там. Просидев за кустами ещё минут пять, Тотчи плотоядно улыбается, выскакивает с криком из укрытия и бьёт Мифунэ ногами по лицу. Лицо Тоширо постепенно превращается в морду...

* * * * *


Микроавтобус с разношерстной группой Воинов Добра и Справедливости подъезжает к опушке леса, около Фудзиямы, и останавливается. Избранные вылезают наружу и бегут по тропинке в чащу. Усаги бежит первой. Минут через пятнадцать она останавливается и поднимает вверх руку, в знак того, что все должны заткнуть свои пасти. Все умолкают и только неугомонные братья Тономура продолжают шептаться. Девушки прикладывают пальцы к губам и шикают на них, но когда видят, что это не привело ни к каким результатам, начинают пинать Рана и Кэна (Мичиру в этом действе участия не принимает). Только после этого братья затыкаются. Они тихонько лежат на земле и пытаются дышать. Это им удаётся только через минуту. Кэн открывает, было, рот, чтоб обматерить девчонок, но удар по почкам его останавливает.

Пока братья сидят на земле и отхэкиваются, до Воинов доносится шум, который раньше всех услышала Цукино. Он исходит с соседней поляны. Шум такой, как будто там кто-то дерётся или ожесточённо занимается детопроизводством. Вся команда тихо подходит к кустам и заглядывает за них. Там, вокруг пня, кружат Тотчи и Тоширо, изредка помахивая одной из четырёх конечностей и, пока что, не замечая, наших воинов.

Тоширо (поднимая с земли камень): Смотри, блядь!

Мифунэ сжимает камень в кулаке и из него течёт вода.

Тотчи (презрительно махнув рукой): Это всё фигня…

Тоширо: А что, по-твоему, не фигня?

Тотчи: Смотри сюда.

Тотчи плюёт в небо. С неба на поляну падает подбитый ним удод.

Тоширо (криво усмехнувшись): Дешёвый спецэффект.

Тотчи и Тоширо набрасываются друг на друга, катаются по земле, в стороны летят клочья одежды. Так они борются пару минут, пока Мифунэ не изловчился и, сев сверху на Тотчи, стал душить его коленом. Наблюдать такую картину молча, выше сил Усаги – она в ужасе вскрикивает и закрывает лицо руками. Её голос слышит Тоширо и, подняв голову, замечает наших Воинов. Вдруг, слева начинают шевелиться кусты. На поляну выходит Самуил в костюме кота Базилио, тёмных очках и с огромной овчаркой на поводке. Напротив него, на другом конце поляны, появляется Буратино.

Самуил (назойливым голосом, с одесским акцентом): Подайте слепому! Подайте слепому!

Буратино (густым басом): Жидам не подаю!

За спиной Буратино появляется Вольтрон. Железный дровосек меланхолически рубит деревянного человечка огромным топором и скрывается в чаще, так же неожиданно, как и появляется.

Самуил (снимая очки и глядя на останки Буратино): Смегть антисемитам!

Все тупо смотрят на этот цирк.

Голос-режиссёра-за-кадром (подстрекающе): Чего вылупились!? Мочите!

Все, кроме Тоширо и Тотчи, бросаются исполнять приказ голоса за кадром. Но Самуил уже научен горьким опытом. Прикрываясь собакой, он потихоньку пятится в кусты (попутно прихватив птицу, подбитую Тотчи) и, через несколько минут, исчезает.

Голос-режиссёра-за-кадром (с сожалением): Жаль не удалось побить… Ну да ладно. Все по своим местам!

Все возвращаются на свои места. Мифунэ продолжает душить Тотчи.

Тоширо (держа Тотчи за горло): Умри!

Усаги (со своей позиции, делая руками странные жесты): Во имя Луны – подустань, предатель.

Мифунэ интуитивно понимает, что с такой компанией ему не совладать и, вскочив в страхе, убегает, прихватив по пути сумку с камнем. Все, кроме Наоко, бросаются за предателем. А она подбегает к тяжело дышащему Тотчи и помогает ему подняться.

Наоко (тихо): Вижу, моё послание дошло до тебя с ошибками… Зачем ты, бака, попёрся сам…

Но Тотчи не слушает её укоров. Он обнимает Наоко и осыпает её лицо поцелуями. Сначала она сопротивляется, но потом затихает и обвивает его шею своими руками.

Тотчи (тяжело дыша): Как я рад, что ты жива… Не знаю, чтобы я делал, если бы…

Наоко (возражая): «Если бы» не произошло.

Тотчи (поёт и вальсирует): Бежит волна, гонима ветром,
И сакура вдали цветёт;
Вдоль берега Акутагавы
Моя любовь ко мне идёт.
Быть может к счастью или к горю,
Её любить мне суждено,
За это мог бы я погибнуть,
Но смерти видно всё равно –
Она блуждает где-то рядом
Презрительный бросая взгляд.
Хочу я в прошлое вернуться,
Но больше нет пути назад!
Теперь всё будет так, как будет,
Что было – надо позабыть.
Кому-то важен поиск смысла,
А мне осталось лишь любить…

Наоко: Аминь…

Такеючи хватает Тотчи за руку и тащит за собой. Тропинка много раз раздваяецца, но они всё время безошибочно находят правильное направление, ориентируясь на маты Рана и Кэна. Наконец, лес редеет и Тотчи с Такеючи видят впереди, на расстоянии трёхсот метров, Тоширо, удирающего, подобно зайцу, от стаи волков. Разъярённая орда нагоняет его. Но вот, тропинка приводит их к подножью Фудзи и обрывается. Мифунэ по выступам взбирается на вершину и это удаётся ему лучше, чем бежать по ровной дороге – Воины отстают. В нерешимости они останавливаются у подножья и, задрав вверх головы, следят за предателем. Пока они стоят, подбегают Наоко и Тотчи.

Тотчи (тяжело дыша): Ну что же вы стоите? Вперёд!

С этими словами он начинает взбираться вслед за убегающим Тоширо. Ран и Кэн следуют его примеру, сказав девушкам оставаться на месте.

Подъём трудный и друзья несколько раз чуть не срываются вниз. Но, наконец, они выбираются на небольшую платформу на вершине вулкана. Тоширо стоит на дальнем её конце и не двигается – дальше убегать некуда, его загнали в глухой угол, в тупик. Он стоит и, тяжело дыша, ждёт. Внезапно раздаётся хлопанье крыльев. Все задирают головы и видят пьяного в доску Юэ в шапке-ушанке, ватнике, ватных штанах и валенках. В одной руке он держит бутылку водки, а в другой – половинку матрёшки.

Юэ (наливая в матрёшку): Ну, будем!

Выпивает.

Голос-режиссёра-за-кадром (чуть не плача): Ну что такое? А? Невозможно работать…

Все молчат, опустив головы. Юэ снова наливает.

Юэ (задорно): Чтоб живые жили и не умирали, а мёртвые лежали и не вставали!

Выпивает.

Голос-режиссёра-за-кадром (жалобно): Юэ, сходи-ка на соседнюю съёмочную площадку, а? Там как раз похороны снимают…

Юэ (наливает третий раз): Третий тост: За тёток!

Выпивает и улетает.

Голос-режиссёра-за-кадром (завывает): Моя мигрень… На чём мы там остановились?…

Тотчи (медовым голосом): Послушай, Тоши, дальше тебе бежать некуда. Сдавайся и мы попросим Фродо простить тебя. Я уверен, что он прислушается к нашим словам.
Тотчи усыпляет бдительность предателя разговором, а сам подходит всё ближе и ближе.

Тотчи (двигаясь в сторону Мифунэ): Я понимаю, ты испугался, что Лорд победит и убьёт тебя или, того хуже, заберёт в рабство. Ты решился на отчаянный шаг – перейти на сторону врага. Но я уверен – Фродо всё поймёт…
Откуда ни возьмись, появляется собака Самуила и хватает предателя за горло. Тоширо начинает бороться со зверем и падает в жерло вулкана. К счастью, кристалл выпал из сумки предателя, когда тот боролся с собакой.

Тотчи (поднимая кристалл): Все камни у нас! (плюёт в след падающему предателю) Можно отправляться на помощь Королю!

Когда парни спускаются вниз и рассказывают девушкам о приключившемся, вся толпа весело шагает к машине.

* * * * *


По дороге домой команда заезжает в небольшое кафе, на окраине города. Вдруг посреди трапезы Ран вскакивает поднимает стакан с колой.

Наоко (весело): Теперь мы сможем попасть к Королю и помочь в битве с Лордом! Выпьем же за это!

Усаги: УРА!!!

Цукино кричит с такой силой, что во всех окнах вылетают стёкла, а на всех столиках лопаются стаканы.

Все посетители, выпучив глаза, замирают парализованные.

Все вместе (радостно): МИР БУДЕТ СПАСЁН!!! МЫ СДЕЛАЕМ ВСЁ ДЛЯ ЭТОГО!!!

Усаги (глупо глазея на результат своего громоподобного голоса, шёпотом): Да… Это точно…


End of EPISODE I..

@музыка: Птички поют..

@настроение: Плохое..

09:34 

The Sims Superstar

Buster-kuN & Pillows-eateR
М-де.. Похоже я подсел на симов. Дожил. Хм.. Вторых пока не достал ещё, поэтому мучаю Симс Суперстар. Ах мой бедный симчик. Он так часто плачет. Ему не хватает ласки и тепла. А ещё он уписался в присутствии девушки и потерял работу. Какая трагедия. Зато забавно щекотать соседа и читать опции "пофлиртовать" и "поцеловать на прощание", применимые всё к тому же соседу. О__х Зря они так. Я ведь попробую. :lol:

@музыка: Moll'e Node - Girlie

@настроение: У меня это... как его...

18:30 

Проклятие

Buster-kuN & Pillows-eateR
Когда смотрел японское Проклятие, как-то не очень его прочувствовал. Ну детское кино и всё тут. Ни капли не страшно. Да. Конечно. Может в реале это было бы немного жутковато, но всё равно. И вот.. вчера вспомнил об этом фильме и так меня плющить начало! Мама дорогая... Может всё от того что я сам начал горлом трескотать как те призраки? :)

@музыка: Buck-Tick - Ghost

@настроение: Оттаиваю..

17:46 

Фиговый день..

Buster-kuN & Pillows-eateR
Если кто-то когда-нибудь предложит вам заниматься терминальными серверами и метафреймами - ПОШЛИТЕ ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА КУДА ПОДАЛЬШЕ!!!

@музыка: Скрип сидюка и дребезжание винта..

@настроение: За%банное..

14:34 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[дубль 4]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА


Девушки выходят за дверь палаты.

Усаги (растягивая слова): Да-а… Сложновато нам теперь будет…

Минако (сжав кулаки): Справимся. Не впервой.

Мичиру (вздыхая): Это – правда, но с парнями было бы спокойней.

Аино начинает хохотать.

Минако (давясь смехом): Это с ними-то спокойно? Вы видели, что они сделали друг с другом? Тотчи похож на кокон… Ха-ха-ха!

Мичиру (на своей волне): Да… Но всё же…

Усаги (ехидно): Всё же спокойней всего тебе было бы с Харукой.

Мичиру приходит в состояние, близкое к бешенству и начинает душить Усаги.

Мичиру (тряся полуживую Цукино): Никогда! Слышишь? Никогда не смей говорить о нас с Харукой!

Аино очень убедительно делает вид, что не замечает драки.

Минако (задумчиво): Интересно, из-за чего это они так?…

Мичиру (ослабив на время хватку): Кто?

Минако: Ребята.

Усаги (задыхаясь, с надеждой в голосе): Из-за булочки?

Минако: Ты – ёбнутая…

Каё перестаёт терзать Усаги и презрительно отталкивает её от себя.

Мичиру (видимо продолжая фразу Аино): Короедка…

Усаги: А ты… А ты… Лесбиянка! Вот!

Мичиру (тихо): Ещё один гудок с твоей станции и зуб тронется.

Усаги: Лесбиянка! Лесбиянка!

Мичиру рычит и, вытянув вперёд руки с согнутыми пальцами, начинает медленно наступать на Цукино. Усаги прячется за спиною Аино.

Минако: Побаловались, и – хватит! Мичиру, успокойся!

Мичиру (шипит): Дай мне подержать её за горло…

Минако (даёт Каё пощёчину): Спакойна гаварю!

Мичиру (опустив руки): Ладно… Я потом с ней разберусь…

Усаги выглядывает из-за спины Минако и показывает Мичиру кукиш.

Мичиру (делая вид, что не заметила жест Цукино): Как ты думаешь, Минако, какая она?

Минако: Кто?

Мичиру: Фаэтон.

Минако (сухо): Скоро увидим и вообще – хватит думать о девушках, Мичиру.

На Мичиру появляется огромный крестик.

Мичиру (сжав кулаки): ДОСТАЛИ!!! ДА НАРМАЛЬНАЯ Я!!! (повернувшись к камере) Ведь так? (бросаясь на иннэров) ПАНЯТНА ВАМ!!!

Начинается драка. Камера стыдливо отворачивается и начинает снимать небо, в котором кружится вьюга жёлтых и аквамариновых клочков волос. Где-то тихо играет патефон мелодию из "Криминального чтива"… Минут через десять девушки снова попадают в кадр. У них жалкий вид: у Мичиру значительно недостаёт волос, у Усаги – зубов, а Минако сверкает свежими фонарями. Глупо улыбаясь в камеру, Цукино отталкивает ногой в сторону оторванный правый оданго, а так же пожёванный бант Аино.

Голос-режиссёра-за-кадром (иронично): И что теперь?

Усаги (шатая пальцем зуб): Как это "что"? Теперь – к Токаде!

* * * * *


Уже стоит глубокая ночь, когда девушки подходят к ограде лаборатории. На небе сияет огромная луна, так что всё вокруг достаточно хорошо видно. Тени от предметов огромные и пугают своей чернотой, пустой, как сама вечность. И все эти бесформенные клочки тьмы, кажется, живут своей жизнью, отдельной от хозяев. Только изредка, когда на ночную красотку набегает одна из множества рваных, всклокоченных туч, всё погружается во мрак, ещё более страшный, чем все эти шевелящиеся кусочки тьмы на земле. Дует холодный осенний ветер, шумя деревьями в близлежащем лесу, и приносит к девушкам жёлтые сухие листья, которые, шурша, падают у ног. Вся эта ночная картина может напугать не слишком смелого человека, но девушки держатся отлично и только нервная Мичиру грызёт ногти, впялив глаза во тьму. И глаза эти становятся такими большими, что за ними не видно лица – только глаза, волосы и ногти во рту.

Минако (повелительным шёпотом, щёлкнув Каё по носу): Перестань! Разнервничаешься сейчас и попалишь всю контору. Если хочешь, то можешь подождать нас здесь.

Ветер налетает на одну из множества бочек, валяющихся вокруг, и жутко гудит. Глаза Мичиру вылезают из орбит и уже начинают стекать по щекам, но проворная Минако заталкивает их кулаками обратно на место. Каё прикрывает веки, чтоб глазные яблоки больше никуда не убежали.

Мичиру (выбивая зубами дробь): Да нет, я уж лучше с вами.

Усаги (сделав страшные глаза): Тогда держи себя в руках.

Мичиру (обняв себя за плечи): Хорошо…

Голос-режиссёра-за-кадром: Ты случаем не приболела, Мичи?

Мичиру: Не-а.

Голос-режиссёра-за-кадром: Хорошо.

Наступает неловкая пауза.

Усаги (ни с того ни с сего):
Мэзамаши джириджири окитэ окитэ
Мада мада нэмуи но папа мама паджама йо…
Ошиэтэ агэру тобиикири но джумоун
Габиоуво маатэ джуюбиоуво ики во суутэ…

Минако (глядя в камеру): Это ещё что за хрень?

Голос-режиссёра-за-кадром (неуверенно): Тимпункампун… Пусть поёт…

Усаги (задушевно, с надрывом):
…Мун призм павер маке-ап!
Сэкаи ичи дайсуки на аната
Има сугу ни юку ва йо маатэ!

Минако пожимает плечами и, крадучись, начинает продвигаться вдоль забора к воротам. Уса и Мичиру ползут за ней. У поста Аино делает знак рукой, и они останавливаются. Охранник стоит у шлагбаума и курит. Потом он бросает сигарету и начинает расхаживать под воротами.

Голос-режиссёра-за-кадром: Он марширует так уже полчаса и с каждым его шагом терпения у Минако остаётся всё меньше и меньше. Она уже подумывает над тем, чтоб задушить слишком бдительного стража – благо струна от пианино завалялась в кармане. Но вдруг природа берёт свое, и он отходит в ближайшие кусты, поворачиваясь к девушкам спиной. Аино решает его не трогать – мало ли, что может случиться: предсмертный крик может всполошить охрану или какой-нибудь автомобиль подъедет к воротам и шофёр, не увидев охранника, поднимет всех на ноги. Звенит тонкая струйка воды и Минако решает действовать. Под воротами есть выемки от бесчисленных колёс – по ним можно проползти за ограду. Первой лезет Усаги. Следующей должна ползти Мичиру, но она стоит и не рыпается.

Охранник заканчивает уже свои дела, а она с места так и не двигается. Наконец Минако это надоедает и она, подняв с земли камень, бьёт Каё ним по голове, отчего та теряет сознание. Схватив Мичиру за волосы, Аино тащит её за собой и делает это как раз вовремя – охранник уже застёгивает штаны.

Усаги (удивлённо глядя на Мичиру): Что это с ней?

Минако: Я решила, что так будет лучше для нас всех.

Усаги (выпучив глаза): Убила?!

Минако: Да нет же, только оглушила.

Голос-режиссёра-за-кадром (шутит): "А жаль" - подумала Цукино…

Усаги (спокойным голосом): Это хорошо. Теперь нам надо пробраться внутрь.

Минако: Как?

Усаги (заговорщически подмигивая): У меня есть план.

Голос-режиссёра-за-кадром (грозно): Где взяла?

Усаги (испуганно глядя в камеру): Мамору достал…

Голос-режиссёра-за-кадром (удивлённо): Мамору?

Усаги: Ага…

Голос-режиссёра-за-кадром: Мамору!

Тишина.

Голос-режиссёра-за-кадром (гневно): Где его черти носят?

Голос-костюмера-за-кадром: Он сейчас снимается в Бакурэтсу Хантэрз Супермуви.

Голос-режиссёра-за-кадром (приказным тоном): Ко мне его скорей!

Слышны удаляющиеся шаги. Цукино и Аино тупо смотрят на тело Каё.

Голос-режиссёра-за-кадром: А вы не расслабляйтесь!

Усаги и Аино вместе (вздрогнув и отдав честь): Всегда готовы!

Слышаться приближающиеся шаги.

Голос-режиссёра-за-кадром (удивлённо): Мамору?

Голос-Мамору-за-кадром (гордо): Он самый!

Голос-режиссёра-за-кадром (подозрительно): Ты чего голый?

Голос-Мамору-за-кадром (так же гордо, как и в первый раз): Я не голый, а обнажённый! Это роль такая!

Голос-режиссёра-за-кадром (грозно): Ты дал Усаги конопли?

Голос-Мамору-за-кадром (решительно): Я!

За кадром слышна какая-то возня. Вскоре она прекращается.

Голос-гримёра-за-кадром (в ужасе): Что Вы сделали?!

Усаги (со слезами на глазах): Мамору…

Голос-режиссёра-за-кадром (тяжело дыша): Костюмер!

Голос-костюмера-за-кадром: Слушаю!

Голос-режиссёра-за-кадром (повелительно): Отнесите тело на соседнюю площадку. Там как раз снимают эпизод на кладбище, а в гроб никто ложиться не хочет – плохая примета… Теперь проблемы с трупом больше нет…

Голос-костюмера-за-кадром: Сэр, есть, сэр!

Голос-режиссёра-за-кадром (смягчившись): То-то же…

Слышен шорох утаскиваемого тела.

Усаги (вся в слезах): Ирод!

Голос-режиссёра-за-кадром (спокойно): Не бойся. Он только в коме.

Усаги (вздохнув с облегчением): Ну тогда ладно…

Голос-режиссёра-за-кадром (деловым тоном): Продолжайте…

Усаги снова делает широкий жест, показывая на здание.

Усаги: Видишь, вон там ходят три охранницы?

Минако: Ага.

Усаги (с недобрым блеском в глазах): Надо как-то их немножечко того.

Мичиру (очнувшись, радостно): Да! Да! Да!

Минако (вырубив Каё кулаком по лицу): Чего "того"?

Усаги: Ну, типа, как-то отвлечь, а потом надавать по морде и отобрать форму. В одежде охранниц будет легче пробраться внутрь.

Минако: Вперёд…

Усаги: А чё сразу я?

Минако (удивлённо): А что? Я? Ты придумала, ты и лезь!

Уса вздыхает и начинает тихо подбираться к одной из сторожих сзади, доставая на ходу тряпку и хлороформ. Вот расстояние между ними сократилось до нескольких сантиметров. Цукино встаёт во весь рост и, спросив "Как пройти в библиотеку?", накидывает тряпку, пропитанную снотворным, охраннице на морду. Та пару раз дёргается и, упав на землю, затихает. Схватив её за ногу, Уса тащит бесчувственное тело в кусты. С другими двумя Сэйлор Мун поступает так же. Сняв с них одежду, они с Минако начинают надевать её на себя, как вдруг начинает шевелиться Мичиру.

Мичиру (глядя на Аино): Какая тварь это сделала?

Минако (с уверенностью): Это с дерева, под которым мы сидели, упал каштан прямо тебе на голову.

Мичиру (недоверчиво сузив глаза): А, по-моему, мы сидели под клёном.

Минако (протягивая руку за очередным камнем): Да нет же, тебе показалось…

Уловив её движение, Мичиру поскорее соглашается – от греха подальше.

Усаги (показывая Каё на тело охранницы): Снимай с неё одежду и…

Мичиру (вспылила): Ну уж нет! Тогда вы точно будете говорить, что я лесбиянка!

Усаги: А то вроде нет. Все знают, что вы с Харукой…

Мичиру (шипит): Я же тебе сказала никогда не говорить о нас с Харукой…

Усаги (удивлённо): Ты хочешь сказать, что я не права? Да?

Минако: Ты всегда права.

Рот у Мичиру открывается до неимоверных размеров, сдвигается на подбородок, глаза расширяются, и вокруг головы образовывается ореол из капелек; Каё тупо глядит на Усу не в силах что-либо сказать.

Усаги: Одевайся, давай!

Каё не двигается и продолжает сидеть всё в той же дурацкой позе. Воцаряется угнетающая тишина.

Минако (ласково): Майнэ либэ Мичиронька, сейчас это не важно. Надень, будь любезна, на себя форму и ходи поблизости вон от тех машин, а не то мы тебя суку сейчас...

Усаги: Когда мы выскочим с Фаэтон, ты должна быстро нас увезти. Поняла?

Сэйлор Нептун гневно рычит, отворачивается и, ничего не ответив, марширует из кустов к стоянке.

Минако (вздохнув): Фу! Избавились от этого тупого аутера.

Усаги утвердительно кивает и направляется ко входу. Внутри они с Минако останавливают докторов, несущих на носилках человека в белом халате и с катетером в заднице.

Усаги (деловым тоном, глядя на катетер): Где Тёмный Луч? У нас важное сообщение для неё.

Лица докторов как-то сразу хитреют и они становятся похожи на Дзянь Дзэ Миня и Мао Дзэ Дуна.

Первый доктор (приятным тенорком): А-а… Тёмный Луч…

Второй доктор (неприятным басом): Она находится в главной лаборатории на пятом этаже. Третья дверь слева по коридору. Синенькая такая.

Усаги (потирая руки): Отлично…

Цукино и Аино направляются к лифту. Доктора смотрят им вслед и, как-то удивительно быстро, бегут в комнату охраны, увлекая за собой мужика с катетером в заднице. Девушки же, спустившись на пятый этаж, направляются в лабораторию. Наконец они подходят к маленькой синей двери. За ней оказывается небольшая пыльная коморка.

Минако (осматриваясь): Что-то маловата эта комнатка для главной лаборатории.

В это же мгновенье дверь захлопывается. Становится темно и страшно. В самом дальнем углу кто-то шевелится. Девочки достают из карманов брошки и те начинают переливаться, немного осветив комнату.

Усаги (глядя на девушку, сидящую в углу): Ты кто?

Мичиру: Я бы тебе сказала, но этой фразы нет в сценарии.

Наоко: А что за фраза, если не секрет?

Мичиру: Да ты обидишься.

Наоко: Да нет.

Мичиру: Кобыла в пальто.

Наоко: Я так и думала.

Голос-режиссёра-за-кадром: Шо за тупой чёс?!

Мичиру: Мы просто немножко отвлеклись от темы.

Голос-режиссёра-за-кадром: СТОП!!! Откуда здесь взялась Каё?!

Минако и Наоко пожимают плечами.

Усаги: Мичиру, пшла вон!

Мичиру уходит. (а куда? Хрен его знает…)

Минако: Наоко, следующая реплика твоя.

Наоко: Меня зовут Наоко. А вы, наверное, Сэйлорвоины?

Усаги (утвердительно): Да. Я Усаги – Сэйлормун, а она Минако – Сэйлорвэнус.

Наоко (вздохнув): Ведьма меня разоблачила. Она видела мою брошку. Охранники схватили меня и притащили сюда… Это вас Тотчи направил за мной, не так ли? Как он?

Минако (пытаясь скрыть улыбку): Как он? Не то, чтобы очень, но так, ничего…

* * * * *


В разговорах проходит пару часов, как вдруг дверь отворяется, ослепив ярким светом девушек. В комнату заходят несколько охранников и, связав Воинам руки, выталкивают пленниц в коридор. Подгоняемые охраной, девушки идут по лабиринтам переходов, пока не приходят к огромной светлой комнате. В ней за столом сидит Токада, а в углу стоит связанная Мичиру. Ведьма выгоняет охранников за дверь, а сама начинает расхаживать перед Воинами, бормоча какую-то чушь о завоевании Мира.

Усаги (злобно шипит): Тебе повезло, сука, что у меня связаны руки, а то бы я тебе показала место ближайшей зимовки раков!

Сказав это, Цукино громко орёт, надеясь приглушить ведьму сверхзвуком. Та останавливается и смотрит на девушку.

Токада (безразлично): Тю… И чего бы я ото орала…

Усаги продолжает вопить.

Токада (грозно): Да заткнись уже! Ты всё ещё не поняла? НА МЕНЯ НЕ ДЕЙСТВУЮТ СВЕРХВОЛНЫ!!! Сейчас вы все умрёте! Лорд будет доволен…

Усаги (удивлённо): Странно… Это всегда срабатывало безотказно…

Минако (поучительно): В каждом правиле есть исключения.

На Усаги появляется стекающая капля.

Токада (разозлившись): Я же вам сказала заткнуться!

Усаги (невозмутимо): Сама заткнись! А то добазаришься, как та ведьма, что изображала из себя маму Нару!

Токада (пошатнувшись и чуть не упав на пол): Что?! Что ты сделала с моей сестрой?!

Усаги (улыбаясь): Она, так сказать, пошла в расход. Убыточная единица. Начала тлеть, пока не рассыпалась по полу сахарным песком, всё окутав едким дымом гидроксида перхлората.

Токада (сорвавшись): ВСЁ!!! СМЕРТЬ ВАМ!!!

Ран (зайдя в дверь за спиной Токады): Для своего возраста ты слишком оптимистична, старуха. Ни фига у тебя не выйдет. Наверное, тебе ещё не донесли, что у светлых сил появилось два новых союзника?

Минако (весело): Ран! Он пришёл спасти нас!

Голос-режиссёра-за-кадром: И действительно – в дверях в античной позе стоял Ран. Бинты на его голове эротично развивались (так, по крайней мере, показалось Усе) и он выглядел героем. Кстати, никакого ветра не было, поэтому непонятно: как марля могла трепыхаться.

За спиной Рана стоит Кэн, а ещё дальше сзади лежат тела охранников. Токада оборачивается и видит братьев.

Токада (удивлённо): Это что ещё за фрукты? Кто вы такие?

Ран (выхватив меч и прыгнув на моргу): В гробу узнаешь!

Но Ран явно недооценивает проворность старухи и меч со свистом рассекает воздух.

Токада (злорадно хихикает, отпрыгнув в сторону): Что ж вы за воины, что не можете победить даже старушку?!

Ведьма продолжает осыпать братьев насмешками, а сама потихоньку отступает к столу.

Мичиру: Осторожно, ребята! Она сейчас схватит свой амулет!

Но воины всё прекрасно видят сами. Ран отводит правую руку назад и кричит.

Ран: Fire Dragon Punch!

В ту же секунду ведьма хватает со стола свой волшебный медальон и замахивается ним на Рана, но тот уже выпрямляет правую руку перед собой и из раскрытой ладони вылетает маленький, охваченный окинои, дракончик. С быстротой молнии он бросается на Токаду и, с шипением, прожигает у неё в груди большую дыру. Амулет выпадает из поднятой руки морги и, ударившись об пол, разбивается на тысячи осколков. Из горла Токады слышится хрип. Через дыру в груди видно, как всё ещё бьётся чёрное сердце в бесцельной попытке удержать жизнь в теле своей жестокой хозяйки.

Голос-режиссёра-за-кадром (злорадно хохоча): Я её предупреждал!

Токада (умирая): Лорд отомстит… Он…

Голос её обрывается, и она падает на пол. Слышно, как за кадром кто-то потирает руки.

Голос-режиссёра-за-кадром (довольно): Унести!

В комнату вбегают гримёр и костюмер. Они хватают Ведьму за конечности и уносят, причём гримёр успевает выплеснуть из ведра на место, где лежала колдунья, кучку вонючей слизи.

Голос-режиссёра-за-кадром: Тело Токады с треском начало таять. Уже через минуту у ног воинов лежала только кучка вонючей слизи.

Кэн и Ран начинают развязывать девушек.

Минако: Как вы здесь очутились?

Ран (запинаясь): Мы подумали, что вам понадобиться помощь…

Кэн (подхватывает): …И решили вас навестить.

Усаги: А как вы узнали, где находиться лаборатория?

Ран (хитро подмигнув Кэну): Тотчи был настолько любезен, что всё нам рассказал.

Кэн кривит страшную физиономию и злорадно хихикает.

Наоко (бросаясь с кулаками на Тономура): Что вы с ним сделали?

Кэн и Ран вместе (в замешательстве): Да ничего, в общем…

Минако (деловым тоном): Потом разберётесь!

Аино начинает рыться в кучке слизи, которая осталась после Токады. Наконец она находит, то, что ищет и, весело улыбаясь, подсовывает под нос Усаги волшебный амулет, с которого стекает нечто непонятное и дурно пахнущее. Цукино кривится, её лицо сереет и, отвернувшись, она начинает блевать. Все тупо хохочут, но смеются не долго – в комнату начинают, один за другим, лезть охранники. Быстро расправившись с ними, наша команда пробирается к выходу.

Голос-режиссёра-за-кадром (шутит): Все решили, что будет лучше, если за руль сядет Мичиру, так как она «водила» лучше остальных. И это, не смотря на недовольство Минако, которую Каё недавно переехала.

Все залезли в машину и, заурчав, та понеслась в больницу за Тотчи.



Фестиваль идиотизма...

@музыка: Orange Range - 花

@настроение: Ненависть к терминальным серверам..

14:51 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[дубль 3]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
ВСЕ ПЛАНЫ НА ВЕЧЕР ПРИДЁТСЯ ОТМЕНИТЬ, ГОСПОДА!


Подкрепившись, принесёнными продуктами и припрятав пузырь с недопитым самогоном под кровать, Тотчи начинает свой рассказ.

Тотчи (задушевно): Давным-давно, в далёкой галактике…

Голос-режиссёра-за-кадром (удивлённо): Я не понял, мы что здесь Star Wars снимаем?

Тотчи (вынимая из кармана какую-то бумажку и тыча в камеру): Я просто читаю то, что написано.

Голос-режиссёра-за-кадром (ещё удивлённее): Да? Ну ладно…

Тотчи (наиграно, временами заглядывая в сценарий): Давным-давно, в далёкой галактике, на одной планете существовали две цивилизации. Хотя нет… Сначала это была одна цивилизация – цивилизация учёных. Но, со временем, она разделилась на два клана квакеров. Учёные одного клана работали над созданием и поддержанием жизни, но опыты учёных второго клана были направлены на создание всё новых и новых видов оружия. Первый клан назывался Creators и во главе его был Король Фродо. Другим кланом, под названием Terminators, что и не удивительно, руководили Дарт Вэйдэр и Королева Берилл. Но что-то они там не поделили… Ну, знаете как это всегда бывает… (Тотчи смотрит в потолок. Нарезка кадров: Фродо и Вэйдэр играют в шахматы. Вэйдэр бьёт Фродо доской по голове. Фродо показывает Вэйдэру кукиш, а второй пытается дать ему в рыло. Правители расходятся в разные стороны, бросая через левое плечо шахматные фигуры.) Короче. В один прекрасный день, Фродо понял, что война с Дартом Вэйдэром неизбежна. Он струхнул и полетел в другие галактики искать себе новую планету, где не было бы злого Вэйдэра и его не менее коварной Королевы. Они проделали долгий путь и прилетели в солнечную систему, где заценили Землю. (Титры: "И водил он их сорок световых лет…";) Но она оказалась заселена примитивными существами. Чтобы не мешать жизни этих существ, Король Фродо создал копию Земли в параллельном мире. Её назвали Земля-сору. На одном из островов японского архипелага Фродо поставил телепорт в этот мир. Клан Короля поделился на части и расселился в параллельных мирах. Та часть клана, которая поселилась на Земле-сору, захватила с собой и коренных землян… Но вот, Фродо стало известно от старого провидца Исидзукури, что армия Дарта Вэйдэра направляется сюда…

Голос-Дарта-Вэйдэра-за-кадром: Вы думаете, что хуже уже быть не может? Тогда мы летим к Вам!

Ран (отвернувшись от камеры, тихо): Какая чушь…

Минако (опасливо косясь на камеру): Помолчи, а то ещё нарвёшься…

Кэн (ни с того, ни с сего): Теперь я вспомнил! Королева Берилл есть в мультике Сэйлор Мун!

Ран (иронично): Ты гений!

Тотчи (разозлившись): Если вы будете всё время меня перебивать, то так ничего и не поймёте! Закройте свои пасти и слушайте! Вы думаете, что мне самому в кайф эту пургу гнать?! Тихо!

Кэн (заискивающе): Тогда можно последний вопросик?

Тотчи: Валяй…

Кэн (с умным видом): Насколько я понял, вы узнали о прибытии Лорда в недалёком прошлом. Но ты ведь начал рассказ словами "давным-давно", и плюс к тому, до Земли королевской свите пришлось лететь не один год. Так как же ваш этот…

Кэн запинается, силясь вспомнить имя короля.

Ран: Фродо.

Кэн: Не важно. Как же он до сих пор не здо… Не умер? Ты гонишь, Тотчи…

Тотчи (ничуть не смутившись): Ни фига. Во-первых, когда люди Короля блуждали в космосе, они находились в криогенных камерах. А во-вторых, отец Фродо – Дункан МакЛауд.

Кэн (вздохнув): Понятно…

Тотчи: Теперь мне можно продолжать прерванный тобою рассказ?

Кэн: Да, да. Конечно…

Тотчи (удовлетворённо): Хорошо… Значится, Фродо узнал, что армия Вэйдэра приближается и призвал на каждой из планет избранных воинов. (Титр: "Si vis pacem – para bellum";) На Земле-сору это было не сложно, а вот на Земле воины давно померли и их потомки разбрелись по Японии. Поэтому он послал Люну, Артемиса и меня сюда, чтобы мы нашли потомков воинов. Мы нашли всех Избранных, кроме двух – вас… Но вот враги прибыли! Вэйдэр отправился завоёвывать Землю-сору, а Королеве приказал захватить вашу планету. У вас тут началась грандиозная битва, и королева была почти разгромлена, но среди наших воинов нашлись хаппо бидзин’ы Такао Сайто и Тоширо Мифунэ… В результате, мы победили Королеву, но какой ценой – ценой жизней наших солдат. Уцелели только Sailor Faethon, Tuxedo Kamen и ваш покорный слуга. Фаэтон была тяжело ранена, а Мамору отправился за убегающей Берилл на Землю-сору… Когда королева попала на Землю-сору, она взорвала за собой телепорт. Физическая связь между Землёй и Землёй-сору прервалась, но мудрый окина Исидзукури сказал, что где-то у двух воинов, которых я ещё не нашёл, есть уцелевший кусок телепорта и несколько Сэйлор Воинов случайно попадут на Землю. Короче, заваривается новая грандиозная каша, и, если вы впятером не вмешаетесь, то мы проиграем. Вот такая вот история…

Кэн (очень тихо): Бла-бла-бла…

Внезапно отворяется дверь и в комнату входит Куриято. Не говоря ни слова, он достаёт из своего портфеля страусиное яйцо и разбивает его о голову Кэна, после чего – уходит. Все молча глядят на, стекающий по лицу Кэна, желток.

Голос-режиссёра-за-кадром (нетерпеливо): Не обращаем внимания. Продолжаем.

Ран (не отводя глаз от растекающегося желтка): Фигня всё это… Земля… Земля-сору… Где-то я уже это слышал… Вольтрона там случайно не было?

Тотчи: Нет.

Ран: Ладно. Успокоил. Но откуда все эти манги и анимехи "Сэйлор Мун"?

Тотчи: Помните, я говорил, что Фаэтон была тяжело ранена. Так вот. Она потеряла память…

Тотчи начинает истерически хохотать.

Тотчи (задыхаясь от смеха): Нет! Я больше так не могу! Это просто какая-то индийская мелодрама! "Гита и Зита"!

Кэн: Шо Гита, шо Зита – все женщины………!

Тотчи (хохоча ещё громче): Точно! Гы-гы-гы!!!

Голос-режиссёра-за-кадром (грозно): Я что-то не понял – что за гомерический смех?! Заткнись!

Тотчи (хохочет ЕЩЁ громче и начинает цитировать индийский фильм): Сын мой! Отец! Кто эта женщина, потерявшая память?! Она твоя сестра! Моя сестра?! Да! У неё такая же родинка на попе, как и у тебя!

Все (даже Кэн) молча созерцают ужимки Тотчи.

Тотчи (поёт по-индийски): А пучидана, а пучидана, дана, дана, дана!… Мумулькы натык, мумулькы!…

Ран (с пафосом): "Белочка"…

Этот цирк продолжается ещё достаточно длительное время. Наконец раздаётся голос-режиссёра-за-кадром.

Голос-режиссёра-за-кадром (на удивление спокойно): Кончай этот театр одного актёра. Мы серьёзные люди. У нас плёнка идёт.

Тотчи перестаёт смеяться.

Тотчи (утирая слёзы): На чём я там остановился? Ага… Значит так… Фаэтон потеряла память и забыла о том, кто она есть на самом деле. Единственное, что она запомнила – это – своё имя – Наоко Такеючи. Она была отличной художницей, но не это было главным её даром – она была телепатом (эта её способность осталась, не смотря на ранение). По ночам она видела сражающихся на Земле-сору Воинов, а утром зарисовывала увиденное. Отсюда манга и, соответственно, все её производные. Но недавно я её нашёл и напомнил ей, кем она является.

Кэн (понимающе качая головой): Ага. Понятно. Значит когда мы смотрели сериал "Сэйлор Мун", то влетевшая в окно молния, преобразовала производную видений Наоко из другой реальности, в физические объекты реальности нашей. То есть, когда молния шарахнула в наш телевизор, вернее в кристалл, который нам привёз отец, то, усиленный электрическим зарядом, кусок портала втянул к нам в комнату Усаги, Минако и Мичиру, потому, что они были ближе всего к его обломкам на Земле-сору.

У всех сидящих в комнате отвисают нижние челюсти, но, спружинив об пол, возвращаются на исходную позицию.

Ран (похлопав Кэна по плечу): Ну, ты, брат, даёшь. Я от тебя такого не ожидал…

Тотчи: Мдяяяя… Почти угадал. Но в твоей догадке одна ошибка – мультик тут не причём. С таким же успехом вы могли смотреть, например теннис или ток-шоу.

Ран (медленно и вкрадчиво): А как это в анимешке ничего не упоминается ни о Фродо, ни о Исидзукури, ни о…

Голос-режиссёра-за-кадром (раздражённо): Закрой свой рот! Не ты сценарий писал! А если будешь много болтать, то в следующей серии получишь пулю в лоб! Понятно?

Ран кивает.

Минако (подняв вверх указательный палец, торжественным голосом): А я, ведь, предупреждала!

Распахивается дверь и в комнату входит Исидзукури – слепой оракул. На нём грязная, сшитая из мешков от картошки, рубаха и стоптанные кирзовые валенки; в руке провидец держит увесистый берёзовый посох. Всем своим видом он напоминает Ивана Сусанина, выбравшегося, наконец-то, из болот. Пророк тяжело дышит и тупо ворочает по сторонам незрячими глазами.

Исидзукури (страшным хриплым голосом): Хто тута у меня нэ верит?

Ран: Ну, допустим, я.

Оракул протягивает вперёд руку, нащупывает голову Рана и молча ударяет по ней посохом. Ран падает.

Исидзукури: Хто исчо?

Все молчат. Получить по тыкве больше никто не хочет, поэтому пророк уходит, громко хлопнув дверью.

Кэн (боязливо косясь на дверь): Что это было?

Тотчи: Это Исидзукури.

Минутная пауза в течении которой все переваривают полученную инфу. Первым к реальности возвращается Кэн.

Кэн: А как ты нашёл нас, Тотчи?

Тотчи (с энтузиазмом): Сейчас объясню. Портал состоял из трёх кристаллов, заряженных различной энергией. Когда Берилл взорвала портал, кристаллы разлетелись в разные стороны: один нашёл я, второй где-то раздобыл ваш отец, а третий, находится в лаборатории ведьмы Токады. Честно говоря, я не верил в то, что найду вас. Но во время грозы, свечение моего камня усилилось, как и сказал Исидзукури. Я выбежал на улицу и, ориентируясь по кристаллу, нашёл вас. Шаровая молния, очевидно, сыграла роль третьего камня, так как являла собой источник энергии с мощным зарядом. И вот, когда она и наши кристаллы сблизились, образовался небольшой такой портальчик, в который и втянуло девушек. Нам ещё повезло, что они появились у вас в комнате, а не на промежутке между вашей квартирой и мной, например, внутри стены…

Все представляют себе такую мерзкую ситуацию и впечатлительная Усаги бежит блевать. В это же время с пола поднимается Ран с огромной шишкой на лбу. Он похож на Пегасуса.

Ран (потирая лоб): Но, если ты, Тотчи, не верил в предсказание Исидзукури, почему тогда остался в нашем мире, а не пошёл помогать Королю? Или Исидзукури ЗАСТАВИЛ тебя поверить в пророчество?

Тотчи: Дело в том, что при битве на Земле, не все воины Королевы погибли или сбежали на Землю-сору. Некоторые из них скрылись в потайных местах и потихоньку выкрали кристаллы. Поэтому мы с Фаэтон не могли восстановить портал и отправиться на помощь к нашим соплеменникам на Землю-сору. Нам надо было собрать камни и восстановить телепорт. (титр: "Время собирать камни";) Один кристалл я отобрал у предателя Такао Сайто, когда он нёс его ведьме. Второй кристалл, как я уже говорил, находится у ведьмы Токады, а третий – у вас.

Ран: А кто такая эта Токада?

Тотчи: Колдунья. Она прилетела с нами, но, узнав, о прибытии Дарта Вэйдэра, решила перейти на его сторону. Подлая предательница! Она украла один из камней, когда Королева отступила! За этим кристаллом отправилась Фаэтон. Она должна, под видом Воина Королевы Берилл, проникнуть к ведьме в тайную лабораторию и выкрасть его. Но я что-то давно не слышал от Фаэтон никаких новостей. Ох… Боюсь, она попала в беду... (Голос на заднем плане поёт, давясь слезами: "Напрасно старушка ждёт сына домой…";)

Ран (вскочив на ноги): Значит, нужно идти её спасать!

Тотчи (поучительным тоном): Сначала, вам с братом нужно научится контролировать свою силу.

Ран: Да какие там тренировки?! Джедай, бля! А вдруг Наоко погибает или уже лежит где-нить в сточной канаве с перерезанным горлом?! Ты что, желаешь её смерти?! Вы как хотите, а я отправляюсь завтра её спасать!

Кэн: Ага… Беги, беги… Ты ведь не знаешь, где лаборатория этой ведьмы.

Ран (показывая пальцем на Тотчи): Он мне скажет.

Тотчи (удивлённо): С чего это ты взял? Ничего я тебе не скажу! Пока…

Ран (грозно наступая на Тотчи и решительно сжав кулаки): Тогда, я тебя побью.

Тотчи (вскакивая): Ну что ж, попробуй! Ты не можешь тягаться со Spice Knight’ом!

Ран (иронично): А кто такой Spice Knight? Ты, что ль? Ха! Напугал ежа полнолунием!

Тотчи краснеет и бросается на Рана.

Тотчи: Ну я тебе сейчас задам, сосунок! Убью и скажу Королю Фродо, что так и было или что это сделала беззубая Токада.

Ран и Тотчи катаются по полу, лупя друг друга кулаками. Изредка из этого живого клубка доносятся оскорбления в знак взаимоуважения воинов. Наконец Усаги надоедает смотреть на это и она орёт с такой силой, что стекло из единственного окна в комнате рассыпается мелкими осколками, а с потолка падает люстра:

Усаги (закрыв глаза и сжав кулаки): Прекратите, идиоты!!! Вы бы так врагов лупили, как сейчас тузите друг друга!!!

Сверхзвуковые волны, изданные Цукино, парализуют дерущихся, и они замирают в самой неудобной позе. Через пару минут Ран и Тотчи приходят в себя.

Усаги (уже спокойным голосом): Ран прав, мы не должны терять даром времени, чтобы потом не казнить себя, если будет поздно.

Тотчи (поднимаясь и потирая ушибленные места): Ладно… Завтра отправимся в гости к доброй бабушке Токаде.

Ран (отдуваясь): То-то же! И нефиг было тут выпендриваться…

Тотчи смотрит на него исподлобья, но ничего не говорит, просто показывает жестами следовать за ним и разводит всех по комнатам.

ПАРТИЗАН


Голос-режиссёра-за-кадром: За неделю до изложенных выше событий Тотчи и Наоко сидели в этой же комнате. Они придумывали план, по которому можно было бы выкрасть кристалл с минимальным риском.

Камера медленно летит по улицам утреннего города (дети идут в школу, открываются магазины, в подворотнях трахаются крысы), пока, наконец, не подлетает к дому, где живёт Тотчи. Залетев в комнату, камера останавливается на Тотчи и Наоко.

Наоко (убедительным тоном): Ведьма меня не знает, так как меня нет в её базе данных. Я легко смогу войти к ней в доверие под видом одного из выживших воинов Королевы. Все, кто участвовал в битве, либо погибли, либо сбежали с Берилл на Землю-сору, это так же сыграет нам на руку – некому будет меня разоблачить. А вот тебя ведьма видела, и ты не сможешь просто так пройти в лабораторию.

Тотчи: Ты очень рискуешь, Наоко. Нам нужно придумать другой способ добыть камень…

Наоко (ещё более убедительно): Нельзя сидеть, сложа руки. Король Фродо долго не продержится. Нет времени разрабатывать более безопасный план.

Тотчи (вздыхая): Хорошо. Но прошу тебя, будь предельно осторожна, не рискуй попусту.

Тотчи замолкает.

Наоко (встав): Жди меня и я вернусь.

С этими словами она выходит из комнаты, оставив грустного Тотчи, сидящего на кровати.

Тотчи (обречённо шепчет): Я буду ждать, Наоко. Я буду ждать… (Титр: "Обещанного три года ждут";)

Некоторое время Тотчи продолжает сидеть в той же грустной позе, в которой его оставила Наоко, но вскоре лицо его искажается в злой усмешке.

Тотчи: Удачи тебе, Наоко. А мне, пока что, надо позвонить в одно место…

* * * * *


Фаэтон бежит по улице к своей машине в развивающейся форме Тёмных Воинов (высокие кожаные ботфорты с бахромой по краям, вечернее платье с вырезом по самое "оно" и немецкая каска.), предусмотрительно снятой кем-то после битвы с Берилл.

Голос-режиссёра-за-кадром: Мысли, подобно диким пчёлам, жужжа, роятся в её голове. "Только бы всё прошло благополучно" - говорит одна, "Ты погибнешь, дурочка" - говорит другая, "Ни хрена" - перебивает её третья – "Всё пройдёт отлично, Тотчи зря беспокоится".

Наоко: Не сглазь, дурень!

Наконец это "жужжание" надоедает Такеючи, и она, надев наушники, включает плеер. Сев в машину, Наоко направляется загород, в лабораторию Токады. Минут через пятнадцать на лице Такеючи появляется глупое выражение, свойственное умалишённым. Уставившись в пустоту, она, ни с того ни с сего, начинает бормотать.

Наоко (монотонным, как под гипнозом, голосом):
Наступает тьма… Летящие эмбрионы...
Они летят сквозь дождь беспокойно... Они шумят.
О! Надо быть настороже! Восьмиугольный!
Лететь на мягких крыльях, падать вверх,
С крыльями из лепестков роз за спиной,
Мы все полубоги, бесполезные и властные, вращаемся на Олимпе.
Но мы верим в апокалипсис, вселенную и революцию,
И наша власть - в эволюции.
Фосфат! Мононитрат! Рафинированное соевое масло!
Огнеупорный осадок, тонущие замки.
Они летят сквозь дождь беспокойно... Они шумят.
Где наши орбиты в этом ярком тумане
Апокалиптической индивидуализации?
Сможет ли она найти их?
Или вращающийся грецкий орех не существует?
Уранус, Луна, Венера, Юпитер,
Земля заключена в жемчужину –
Она противостоит нашествию минералов,
И в нашем позвоночнике трилобит птеродактиля.
Беспокойные... Они шумят.
Кто... Кто стащил скатерть со стола?
О! Надо быть настороже!
Восьмиугольный!
Гидроэлектрический!
Ам-мо-нит! (с)

Голос-режиссёра-за-кадром (удивлённо): Что за ахинею ты несёшь? Это же из другого сценария, причём чужого!

Выражение лица Наоко опять становится нормальным. Она выходит из оцепенения.

Наоко (опустив глаза): Сумимасэн. Буду ехать молча…

Голос-режиссёра-за-кадром (добродушно): Да ладно… Я погорячился… Не бери в голову…

Наоко (радостно): Правда?

Голос-режиссёра-за-кадром (утвердительно): Правда.

Наоко (откашлявшись): Наступает тьма…

Голос-режиссёра-за-кадром (вздохнув): Ну вот… Опять перемкнуло…

* * * * *


Тем временем, в тайной лаборатории Тёмных Космических Сил звонит телефон. Токада берёт трубку и слышит сотый раз за день осточертевший вопрос (задаваемый голосом Тотчи): "Это не АТС?". Лицо ведьмы чернеет, от чего становится ещё гаже. Она сжимает трубку в руке, так, что та жалобно трещит.

Токада: Опять начинаешь, голимый шакал? Сколько тебе раз говорить? Это номер 8-900-666-13-90!

Голос из трубки (убедительно): Это именно этот номер!

Токада: Дзаккэнаё!

Голос из трубки (наивно): Ой! А куда я попал?

Токада: Ты попал в тайную лабораторию Тёмных Космических Сил!

Голос из трубки: Не надо врать!

Токада: ? ? ?

Голос из трубки (фанатично веря в свою правоту): Я попал на АТС и это ПРАВДА!

Токада (умоляюще): Пожалуйста, не звоните мне больше…

Голос из трубки: Тогда отгадайте загадку: Не зверь и не птица – летит и матерится.

Токада (удивлённо): Это ещё зачем?

Голос из трубки (ехидно, неприятно растягивая слова): А что бы я Вам больше не звонил!

Что-то придумав, Токада радостно взвизгивает, подпрыгивает и швыряет телефон в стену, вследствие чего, стена и телефон ломаются.

Токада (торжествующе): Вот те АТС, бля!!!

Голос-режиссёра-за-кадром (изумлённо): Ты зачем, дура, технику портишь?

Токада (не растерявшись): А что? Разве я плохо сыграла?

Голос-режиссёра-за-кадром: Неплохо, но ты смотри, не слишком вживайся в роль.

Токада: Ладно. (немного подумав) А я действительно должна была сквернословить?

Голос-режиссёра-за-кадром: Да.

Токада (с дрожью в голосе): А как же дети?

Голос-режиссёра-за-кадром: Какие ещё дети?

Токада: Которые будут это всё смотреть.

Голос-режиссёра-за-кадром: А кто сказал, что мы детский фильм снимаем? А даже если и так, мы напишем на кассете "ДИТЯМ ДО 18 ЛЕТ СМАРЕТЬ НИЗЗЯ". И васче, что это ты так забеспокоилась о каких-то там детях? Делай то, что говорю тебе я!

Токада (пожимая плечами): Лады.

Ведьма снова углубляется в свои опыты.

* * * * *


Часа через три быстрой езды, Такеючи подъезжает к воротам вражеской базы.

Охранник: Ты хто така?

Сначала охранник не желает пропускать Фаэтон, но, увидев её форму, тут же открывает ворота, и начинает просить прощения. Глаза у него сужаются, а вокруг головы образовывается ореол из капелек.

Охранник (чеша затылок и глупо улыбаясь): Выбачтэ будь ласка, я не знав, що Вы Воин Королэвы…

Наоко (нетерпеливо махнув рукой): Ладно, ладно… На этот раз я тебя прощаю, но впредь будь внимательней.

Такеючи подъезжает к главному входу и, набравшись храбрости, направляется внутрь. По жёлтым коридорам взад и вперёд снуют люди в белых халатах. На стенах развешаны различные плакаты медицинского содержания с пёстрыми заголовками: "Бди, Китаец – в стране желтуха!", "А ты сделал себе клизму!?", "Заболел сам – заболей другого!" и т.д. Такеючи останавливает одного из врачей. С помощью шприца, доктор вытягивает у себя через катетер, торчащий изо рта, желудочный сок.

Наоко (деловым тоном, косясь на шланг, торчащий у учёного изо рта): Где сейчас Токада? Мне срочно нужно с ней поговорить.

Учёный (давясь катетером): Она сэчас в главной лабораторыи на пятом этаже.

Наоко (удивлённо): Постой, постой. Мне казалось, это одноэтажное здание.

Учёный (проглотив катетер): Этажи ыдут пад зэмлю в абратном парядке… Вы что – с Люны свалылысь?

Наоко (глядя куда-то в пустоту): Нет. С Артэмиса…

Учёный (озабоченно, похлопывая себя по животу): Нэ заблудытэсь?

Наоко (тихо): Как ни будь справлюсь…

Фаэтон направляется к ближайшему лифту. Спустившись на минус пятый этаж, Наоко заходит в лабораторию. Посреди этой огромной комнаты стоят неизвестные ей приборы и механизмы. Нервно нажимая на рычаги, Токада пропускает напряжение через Керабераса, отчего тот дёргает лапками. Когда что-то не удаётся, ведьма бьёт по, мигающим сотнями лампочек, панелям, кулаком и кричит: "FLY OR DIE!!!" (Титры: "Давай работай, а не то сдам в металлолом!";). Дверь за Такеючи громко захлопывается и старуха оборачивается.

Токада (удивлённо): Ты кто такая? Как тебя сюда пропустили?

Наоко: Под старость ты совсем ослепла, ведьма. Ты что не видишь, что я воин Королевы?

Токада (со знанием рассматриваемого вопроса): Все воины погибли.

Наоко: Как видишь, нет. Или правильнее будет сказать "как не видишь"? Вместо того чтобы помочь раненым и умирающим воинам, ты, Токада, спряталась в этой норе!

Ведьма смущается, но потом принимает гордую позу.

Токада (чванливо выпятив подбородок): Зато, я знаю, где два кристалла из портала. Посмотри! Когда я закончу свои опыты, я смогу восстановить портал, который взорвала Королева!

Наоко: Толку то от этого… У тебя, наверное, на руках нет ни одного камня!

Токада (с горечью): Да. Один из камней у Тоширо, второй у этого Фродовского выскочки Тотчи, а третий сейчас разыскивают наши шпиёны…

Наоко (пытаясь скрыть удивление): Почему же Тоширо ещё не отдал кристалл тебе?

Токада (сжав правую руку в кулак): Он следовал за первым курьером а, когда появился Тотчи, бежал и спрятался где-то возле вулкана Фудзи.

Такеючи задумчиво смотрит в пол.

Голос-режиссёра-за-кадром: Услышав это, Фаэтон очень смутилась, но виду не подала. Оказывается у ведьмы нет кристалла. Но зато приблизительно известно его месторасположение, нужно только сообщить об этом Тотчи. Он отправиться к Фудзи и отберёт кристалл у трусливого Тоширо Мифунэ! Тогда они смогут отправиться на помощь Королю! Но пока стоит побыть тут. Вдруг Тоширо ещё принесёт кристалл? А потом, когда Лорд будет разгромлен, Токада пожалеет о своём предательстве! Наоко украдкой улыбнулась и посмотрела на ведьму. Очень скоро её сморщенное тело забьётся в предсмертной судороге. Наоко даже сжала кулак, представляя, что душит ведьму…

Вдруг голос старухи прерывает ход мыслей Фаэтон.

Токада: Пойдёмте, Воин… Э… Я не расслышала Вашего имени…

Наоко (в сторону): И не удивительно…

Токада: Что Вы говорите?

Наоко: Меня зовут Тёмный Луч.

Токада: Пойдёмте, Луч, я покажу Вам Вашу комнату.

Фаэтон направляется за Токадой. Они долго идут по лабиринтоподобным коридором, пока не подходят к небольшой синей двери.

Токада (показывая на дверь): Это будет Ваша комната. А сейчас я покажу Вам, где у нас столовая…

Такеючи следует за ведьмой. Вскоре они останавливаются у высокой резной двери.

Токада (открывая перед Фаэтон двери и делая приглашающий жест): Это столовая. Поешьте, а потом отправляйтесь отдыхать. Вы, очевидно, очень устали с дороги… Я надеюсь, Вы запомнили, где Ваши апартаменты.

Наоко кивает.

Токада: А теперь позвольте откланяться. У меня неотложные дела… и… приятного аппетита.

Наоко (торжественно): Спасибо Вам за оказанное мне гостеприимство. Я сообщу Королеве, что у неё есть такие… такие… усердные, послушные, исполнительные… самые-самые… э-э… последователи!

Морщинистое лицо колдуньи озаряется самой доброжелательной улыбкой, на которую только способна морга.

Токада: Покорнейше благодарю.

Наоко (очень тихо): Женщина, не улыбайтесь – я с детства боюсь лошадей!

Токада (растянув рот в улыбке ещё больше): Что-что, простите?

Наоко (в сторону): У-у-у, блядь, на зло делает. Удавить бы её поскорей.

Наоко поворачивается к ведьме.

Наоко (улыбнувшись): Ничего-ничего, идите…

Ведьма кланяется и уходит, оставив Фаэтон одну в огромной столовой. Некоторое время Такеючи смотрит в сторону удаляющейся Токады, но скоро отворачивается и садится за ближайший столик.

Наоко (щёлкнув над головой пальцами): Гарсон! Лапши!

Из-за кухонной двери выглядывает повар-китаец в, забрызганном кровью, фартуке. Он кивает головой и снова исчезает.

Наоко (весело): Интересно, у них есть борщ?

Голос-режиссёра-за-кадром (ехидно): Может тебе ещё суп-харчо забецать?

Наоко: Было бы неплохо.

Голос-режиссёра-за-кадром (очень тихо и спокойно): Забей… Цукино сожрала почти все продукты.

Входит официант. Он ставит перед Такеючи тарелку с недоваренными макаронами «по-флотски».

Наоко: Danke schön.

Официант: Bitte schön, однако.

Официант уходит. Фаэтон вздыхает и начинает ковырять макароны вилкой.

Наоко (размышляет вслух, колупая тарелку): Глупая старуха ничего не заподозрила. Осталось только дождаться удобного случая и провести в лаборатории диверсию… Но сначала – пожрать!

Наоко жрёт макароны с аппетитом Лины Инверс.

* * * * *


Голос-режиссёра-за-кадром: Тем временем починили телефон в главной лаборатории. Он весело затрезвонил и Токада взяла трубку.

Слышится хриплый голос Тотчи.

Тотчи (с прибалтийским акцентом): Зтравствуйттэ. Вас песпокоит токкийская АТТЭЭС. Скажиттэ пожжалюйстта, нам никто не звонниль?

Лицо ведьмы искажается от бессильной злобы, а телефон опять целует стену…

Голос-режиссёра-за-кадром (в бешенстве): Да ёб твою мать, старуха! Только ж починили ведь!

Ведьма показывает в камеру всем понятный жест.

Голос-режиссёра-за-кадром (уже спокойно и уверенно): До конца фильма ты не доживёшь…

* * * * *


Голос-режиссёра-за-кадром: Прошло несколько дней. Ведьма ни о чём не догадывалась (по крайней мере, так казалось Такеючи), а провести диверсию возможность так и не представилась. Фаэтон ходила по коридорам, изучая их переплетение и запоминая быстрый путь наружу – если придётся убегать. Но переходы были так запутанны, что это было бесполезное занятие.

Крупным планом календарь. С него облетают страницы. После пятого листа декорации меняются. Это комната Фаэтон.

Голос-режиссёра-за-кадром: Однажды утром Ведьма зашла в комнату к Наоко…

Токада (входя в комнату): Я провела несколько экспериментов над мёртвой плотью и получила очень интересные результаты. Мне сегодня потребуется Ваша помощь в лаборатории, так что переоденьтесь. Костюм я принесла…

Ведьма кладёт одежду на кресло и выходит за дверь.

Наоко (раздеваясь): Интересно. Зачем нужно моё присутствие в лаборатории? До этого она меня не приглашала на эксперименты…

Вдруг, когда Наоко снимает с себя блузку, из потайного кармана выпадает светящаяся брошка, символ Sailor Faethon. Ударившись о железный пол, она звенит, пустив по комнате громкое металлическое эхо.

Голос-режиссёра-за-кадром: У Наоко внутри всё похолодело.

Такеючи быстро поднимает брошь и прячет в карман. Интуитивно уловив на себе чей-то пристальный взгляд, Фаэтон оборачивается. За её спиной в дверях стоит Токада…

ВНУТРЕННЯЯ ДИСГАРМОНИЯ


Голос-режиссёра-за-кадром: На следующий день Тотчи встал рано и пошёл будить братьев.

Тотчи (размышляет вслух): Парням нужно хоть немного потренироваться, прежде чем мы отправимся к Токаде. А девушки пусть ещё поспят…

За спиной Тотчи приоткрывается дверь. В проёме показывается голова Каё.

Мичиру: А мы тоже хотим посмотреть на тренировку.

Тотчи оглядывается. Мичиру просовывает в дверной проём ногу и приподымает ночнушку.

Мичиру (подмигивая и поглаживая ногу): Не хочешь помочь девушкам проснуться?

Тотчи: Не-е… Я лучше пойду разбужу парней.

Лицо Каё вытягивается, а зрачки сужаются до такой степени, что на фоне огромных глаз их почти не видно.

Мичиру (тряхнув головой): Бр-р-р… (затянув ногу назад в комнату) Ладно… Сейчас я САМА разбужу девчонок и мы подойдём.

Тотчи (махнув рукой): Как хотиш. Мы будем на заднем дворе.

Мичиру исчезает в своей комнате, а Тотчи подходит к комнате Кэна и стучит в дверь. Эффэкта ноль. Тотчи стучит сильнее. Гробовая тишина.

Тотчи: Не понял…

Тотчи собирает все силы и пиздит дверь ногой. Дверь слетает с петель и, ударившись о противоположную стену, с диким грохотом падает на пол.

Голос-Рана-из-соседней-комнаты: Какого хера?!

Тотчи (кричит в сторону комнаты Рана): Падъём!!!

Когда Тотчи наконец входит в комнату Кэна, тот сидит одетый на краю кровати. Складывается впечатление, что он ничего не видит и не слышит. Низко опустив голову, Тономура мерно раскачивается взад-вперёд и что-то шепчет.

Кэн: Om Kirikiri Bazara Bajiri Hora Mandamanda Un Hattaa,
Om Sarasara Bazara Harakyara Un Hattaa...

Тотчи: С бодрым, мать его, утром!

Кэн ничего не отвечает, но бормотать перестаёт.

Тотчи: Что это ты там бормотал? Шаманишь помаленьку?

Кэн (с досадой): Да вот, думаю – сидели мы дома, значит, и вот такая жопа – мы воины какого-то Короля Рондо… Да на хрен он нам с братом впал этот Король!

Тотчи (осуждающе): Ну… Такие речи недостойны Избранного. Ты…

Кэн вскакивает и начинает топать ногами. Вокруг головы у него образовывается капельный нимб.

Кэн (хнычет): Ну вот видишь! Ты опять начинаешь! Заладил как попугай: "Избранный", "Избранный"! Да я что вам – Рэмба!? Не хочу я быть Избранным, не-хо-чу-у!!!

Тотчи (вздыхая): Я вот тоже не хотел быть воином… "Se la vi" как говорицца…

Кэн (удивлённо): Ты тоже потомок Избранного?

Тотчи (утвердительно кивая): Конечно. Я тоже вот сначала кричал, топал ногами, грозился укусить себя за локоть и даже хотел, как бы это помягче выразиться, справить малые естественные потребности прямо в Фудзи. Но потом понял, что за локоть я смогу себя укусить, только оторвав руку, да и вулкан мне не затопить и вообще быть Spice Knight’ом не так уж и плохо, а временами даже весело.

Кэн (саркастически): Конечно! Кругом враги, а ты катаной направо – р-раз – Нефрита пополам, налево – два – Сапфиру голову с плеч! А кругом кипит битва и льётся кровь, а ты впереди на белом верблюде!!!

Тотчи (одобрительно хлопая Кэна по плечу): Ну вот видишь…

Кэн (сузив глаза и пристально посмотрев на Тотчи): Что "видишь"? Аната бака? Не понял к чему я всю эту чушь городил? Я имел в виду, что это всё опасно и меня ни в коей мере не прельщает!

Тотчи (сухо замечает): Это не имеет значения! Если ты не будешь драться, тебя попросту убьют, разрежут на куски и скормят Джуротам! И вообще, хватит спорить на эту тему!

Кэн (заинтересованно): Постой, постой. Кому, ты сказал, скормят?

Тотчи: Джуротам.

Голос-Ран-из-за-двери: Подавятся! Это такая сволочь, какую никто не захочет есть, даже эти ваши Джуроты.

В комнату входит Ран.

Кэн (раздражённо): Ой! Да кто б говорил!…

Тотчи (со злостью): Хватит грызться между собой! Лучше направьте свою энергию и злость на Токаду!… А сейчас, идём во двор тренироваться.

Девушки уже сидят на лавочке во дворе, когда туда приходят Тотчи и братья. После взаимных "Коннитива!" и кивков головой, Тотчи приступает к проведению НВП.

Тотчи: Ран, видишь это бревно между двух каменных блоков?

Ран: Ну, типа, да.

Тотчи (повелительным тоном): Подойди и перебей его рукой пополам!

Ран (подняв одну бровь): Бревно?

Тотчи (утвердительно): Ну да. Бревно.

Ран: Рукой?

Тотчи: Рукой.

(титр: "Поллитры? Вдребезги? Да я тебя…";)

Ран: Пополам?

Тотчи: Пополам.

Ран: Дзаккэнаё!

Тотчи чуть не падает от неожиданности. Зато с лавочки падают девушки и, в жутких судорогах, начинают кататься по земле.

Тотчи (заикаясь): Да… Дза… Э… Что!? Да как ты…

Кэн (тыча пальцем в грудь Тотчи): Нет! Как ТЫ можешь заставлять нас проделывать такое, мы ведь не сумасшедшие, вроде тебя, чтоб ломать себе руки о кусок дерева? Ты хоть сам представляешь себе, как это можно перебить бревно ударом руки?

На Тотчи появляется "красный крестик".

Тотчи (глядя исподлобья): Очень даже просто!

Тотчи направляется к бревну, по пути сердито взглянув на девушек. Те сразу перестают смеяться, а, только, судорожно цепляясь, друг за друга, взбираются назад на скамью.

Подойдя к полену вплотную, Тотчи подпрыгивает и, выкрикнув что-то наподобие «Comet-гель», с размаху ударяет по нему рукой. Слышится глухой удар и треск ломающихся костей. В следующую секунду Тотчи прижимая к груди руку и истошно крича начинает бегать кругами по двору. Девушки опять падают с лавочки на землю, замотав в воздухе ногами. Их юбки сползают на живот, открыв при этом, полуголые, до неприличия, ягодицы.

Голос-режиссёра-за-кадром (игриво): А что ж братья?

Сначала Тономура со смехом следят за ужимками Тотчи, но потом переводят свой взгляд на трёх подружек, мерно болтающих в воздухе задницами.

Голос-режиссёра-за-кадром: Покачиваясь в такт попкам, братья простояли бы до вечера, если бы некий шум не отвлёк их от сего, не совсем приличного, занятия.

Сзади слышится шум. Когда Тономура поворачивают головы к его источнику, то замирают в изумлении – огромное бревно трескается пополам и распадается.

Тотчи (стонет): Ну, вот видите… Я же вам говорил…

Ран: Говорить-то говорил, но теперь тебе нужно в больницу – по моему ты сломал руку.

Кэн (в восторге): Скажем Фродо, что ты был покалечен в битве… э-э… в битве с Джуротом. Он был очень большим и страшным, но ты не испугался, напал на него и, после долгой ожесточённой битвы, перебил ему рукой хребет.

Ран (строго, подняв вверх указательный палец): Помолчи! Не видишь – Избранному больно.

На Тотчи появляется стекающая капля.

Тотчи (шепчет, отвернувшись): Козлы…

Неожиданно с неба спускается НЕЧТО-С-КРЫЛЬЯМИ-ВИСЯЩЕЕ-НА-КАНАТЕ, и, потрясая в руке огромной колодой карт, рассматривает всех присутствующих.

Юэ (заплетающимся языком, глядя куда-то в пустоту): Выходи, Леопёрд! Выходи, подлый трус!

Аино перестаёт смеяться.

Минако (удивлённо): Не вьехала… Юэ? Это ты?

Юэ: Нет. Я – Бэлдэнди, блядь!

Мичиру: Да он пьяный!

Юэ: Немного выпимши… Ик… Прошу дам меня извинить… Ик…

Минако: А кто такой Леопёрд?

Юэ (махнув рукой): Да так… Гопник один…

Минако: А разве ты охотишься на гоперов?

Юэ (грустно вздыхая): Да нет, вроде… Просто сценарист такой попался – сущий рэйдзи…

Минако (сочувственно): Бедненький…

Юэ (ни с того ни с сего подмигивает Цукино): Привет, Уска!

Усаги: Привет! А знаешь, Бэлдэнди, у Пегасуса крылья красивее, чем у тебя…

Минако: Дура! Он Юэ!

Усаги (ничуть не смутившись): Надо же…

Голос-режиссёра-за-кадром (повелительно): Существо Юэ, пиздуйте, будьте любезны, со съёмочной площадки и не растляйте малограмотных малолетних блядюг, чтоб они все повыздыхали!

Голос-режиссёра-за-кадром начинает во всю материться. Проходит пять минут.

Голос-режиссёра-за-кадром: Ну? Хули стоишь? Пиздуй!

Юэ (наиграно удивлённо подняв выщипанные брови): А разве не тут снимают «Кард Каптор Сакура Муви 2»?

Голос-режиссёра-за-кадром (раздражённо): Нет! Это другая площадка!

Юэ грустно вздыхает и достаёт из кармана защитные очки лётчика времён Второй Мировой. Надев их, он протягивает вперёд руки, как бы держась за воображаемый штурвал истребителя.

Юэ: Суслик. Суслик. Я Белка. Вхожу в астрал. Как слышыте? Приём…

Юэ улетает на канате прочь. Вместо него появляется старый еврей с точильным станком.
Самуил (приложив руки рупором к губам): Ножи точим! Пгимусы починяем!

Слышно как за кадром режиссёр бьётся головой о что-то твёрдое и плачет.

Голос-режиссёра-за-кадром (обращаясь, скорее всего, к оператору): Кто это?

Самуил (кланяясь): Самуил к вашим услугам!

Голос-режиссёра-за-кадром: Ну что за проходной двор! Уберите его нафиг!

Тономура пинают Самуила. Он поспешно убегает, увлекая за собой точильный станок.

Голос-режиссёра-за-кадром (облегчённо вздохнув): Продолжаем!

Все занимают свои исходные позиции.

Тотчи: Ладно, поехали в больницу, ёб вашу мать…

* * * * *


Тотчи (выйдя из больницы и глядя на Кэна): Что ты сказал врачам, мерзкий Избранный, что они так на меня дико смотрели?

Кэн (пожимая плечами): Да, собственно, ничего… Сказал, что ты в детстве выпал из форточки и ударился головой. С тех пор…

Тотчи (размахивая рукой в гипсе): Ах ты… Я тебе покажу! Это ж надо такое придумать!

Кэн (с невозмутимым видом диктора телевидения, отступая потихоньку в сторону): С тех пор он стал вести себя как-то странно: пытался проглотить живую змею, сегодня вот хотел перебить рукою бревно. Хорошо, говорю, хоть не додумался пройти сквозь бетонную стену…

Кэн резко замолкает и ловко отскакивает в сторону – гипс со свистом пролетает у него над ухом и попадает в голову Рана, от чего тот кривит жуткую физиономию и начинает оседать на тротуар. Но это не мешает ему в последний момент наступить Кэн на ногу и заехать Тотчи кулаком в нос. Через секунду начинается всеобщая потасовка…

* * * * *


Усаги (нервно расхаживая из угла в угол по комнате): Ну где же они так долго?

Мичиру: Не волнуйся. Ни чего с ними не случиться.

В животе Цукино слышится бурчание.

Усаги (вздохнув): Хотелось бы верить. Я уже проголодалась.

Минако (разозлившись): Тьфу на тебя! Я думала, что ты за них переживаешь.

Усаги (кивая): Конечно за них! Деньги-то на еду у Тотчи.

На Минако появляется капля.

Мичиру (встав с кровати): Надо идти к ним в больницу. Может с ними что-то серьёзное.

* * * * *


Когда девушки входят в палату, они чуть не падают на пол от увиденного – под стеной стоят три кровати, на которых лежат Тотчи с братьями. У каждого из них забинтована какая-нибудь часть тела. У Рана замотана голова, у Кэна – нога. Тотчи замотан почти полностью. Он похож на египетскую мумию и не может пошевелиться. Да что там, пошевелиться – он даже не может разговаривать. Хотя нет, пошевелиться он как раз и может. Пальцами на ногах. Они единственные одиноко выглядывают из-под километров марли. Девушек эта картина очень смешит, но они сдерживаются.

Мичиру (удивлённо): Кто это вас так?

Кэн (криво усмехаясь): Никто… Мы просто булочку не поделили.

Усаги (с надеждой): Хорошая, наверное, булочка…

Ран (мечтательно поглядывая из-под марли на груди Мичиру): Да не плохая вроде…

Заметив его взгляд, Мичиру хмыкает и отворачивается.

Кэн (заложив руки за голову): Да ладно тебе… Он пошутил…

Не оглядываясь, Каё снова хмыкает.

Ран (раздражённо): И так – не этак, и этак – не так! Вот и пойми после этого женщин…

Кэн (язвительно): А она только на половину женщина…

Мичиру зеленеет.

Усаги: Я тоже не против подразнить Каё, но этого нет в сценарии. А жаль…

Минако (нетерпеливо): Хватит доставать Мичиру! Лучше скажите, почему это Тотчи в бинтах с головы до ног?

Кэн (весело): А это Ран испробовал на нём один из приёмов! Как же он там прокричал?… А! Вспомнил! Fire Dragon Fuck! Только вжик и у Тотчи ожоги хрен знает какой степени!

Ран (оправдываясь): Да ну… Я ведь не знал, что если прокричу какую-то чушь как в китайском боевике и махну рукой, то Тотчи превратиться в жареную курицу…

Услышав слово "курица", Тотчи нервно дёргает пальцами на ногах и что-то мычит.

Тотчи (из-под бинтов): Му-у-у-у!

Усаги (косясь на Тотчи): В таком состоянии вы не можете сражаться с ведьмой. Мы сами всё сделаем, только пусть Тотчи скажет, где находится лаборатория.

Минако подходит к Тотчи и начинает снимать бинты с лица. Дёргавшийся до этого Тотчи затихает, но, как только рот его освобождается, он громко орёт.

Тотчи: Подайте сюда мне этих уродов – я сделаю из них куриц! Уж поверьте мне!

Мичиру (ласково): Помолчи, герой…

Минако (садясь на край кровати): Нет! Не молчи! Где ведьма?

Тотчи (игриво): Наклони ко мне голову – я скажу тебе на ушко.

Минако (удивлённо): Это ещё почему?

Тотчи: Не хоцу… Тьфу!

Минако: Что?

Тотчи (отплёвываясь): Да нитка в рот попала…

Минако: Нет. Я не об этом. Почему на ухо?

Тотчи (прикинувшись дурачком и явно издеваясь): Что "на ухо"? Медведь "на ухо" наступил?

Видно достать Аино ему всё-таки удаётся, потому что она начинает запихивать размотанную марлю ему в рот кулаком. Не ожидав такого поворота событий, Тотчи мычит и снова начинает неистово шевелить пальцами на ногах.
Минако (подняв брови и потихонечку вынимая марлю – сантиметр за сантиметром): Что-то хочешь сказать?

Тотчи (указывая глазами на Тономура): Я хоцу… Тьфу! Хочу сказать тебе о месторасположении ведьмы на ухо, чтоб эти супостаты… Чтоб энти, самые, что ни на есть, враги народа… Народов всех галактик…

Минако (нетерпеливо): Понятно, понятно. Ближе к телу.

Аино склоняет голову к лицу Тотчи (вернее к тому месту, где должно было бы быть лицо) и он что-то шепчет ей на ухо.

Минако (поднимаясь с кровати): Отлично! Идёмте, девочки.

Кэн (изумлённо): Э-э! Вы куда?! А как же мы?!

Минако (смеясь): Своё вы уже отвоевали. Теперь лежите и не рыпайтесь… Курицы!



TO BE continued OR NOT TO BE...

@музыка: 蜉蝣 - ХII Dizzy

@настроение: Умеренно-сонное..

10:29 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...) -=[дубль 2]=-

Buster-kuN & Pillows-eateR
ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ НИОТКУДА


Через пару минут, когда оператор перезаряди… хм… не то… Через пару минут, когда братья окончательно приходят в себя, они обращают внимание на парня в дверях.

Тотчи: Как вас зовут?!

Кэн: Нас звать не надо – мы сами приходим.

Тотчи: Почему вы уклоняйтесь от ответа. Вы что – японцы?

Ран (растягивает пальцами краешки глаз): А что, невидно?

Тотчи: Гррррррррррр!

Ран: Я - Ран, а он - Кэн.

Тотчи: Отлично. А…

Но Ран не даёт ему договорить.

Ран (прищурившись, как Ленин): А ты сам, собственно, кто?

Кэн: Конь в дублёнке.

На Тотчи появляется стекающая капля.

Ран (хлопает в ладоши и подпрыгивает как сумасшедшая японская школьница): Ты пожарник, да?

Кэн: Твоя проницательность, братец, не имеет границ.

Ран молча поднимает увесистую деталь телевизора и вырубает брата метким броском в голову. Кэн падает.

Ран (повернувшись к Тотчи): Так на чём мы остановились? Ах да. Здесь была огромная такая шаровая молния, ну, типа, как в научных передачах по Дискавери показывают. Потом она подлетела к телевизору и…

Кэн (очнувшись и махнув рукой): Бабах!!!

Ран: Да. (повернувшись к брату и пнув его ногой) Спасибо.

Гость молча окидывает вопросительным взглядом тела девушек.

Ран (перехватив взгляд Тотчи): Э-э… Вишь как мы им с братом вставили…

Тотчи: Вот только не надо "ля-ля". Лучше скажи, где ваши предки.

Ран: Предки на кладбище…

Тотчи: Я о родителях.

Ран: А-а… Так бы сразу и сказал… Отец уехал на месяц на Украину в командировку.

Тотчи: А мать?

У братьев начинают мерцать глаза.

Тотчи: Э… Понятно…

Его прерывает стон сзади. Одна из девушек начинает шевелиться.

Усаги (тупо глядя в потолок): Unfamiliar ceiling… (с)

Ран (гордо): Он подвесной. Евроремонт.

Цукино поворачивает голову к братьям.

Усаги (удивлённо): Где я?

Братья тупо молчат.

Усаги (удивлённо): Как я здесь оказалась?

Братья тупо молчат.

Усаги (настойчиво): Где Мамору?

Кэн удовлетворяет любопытство Цукино лаконичным, хотя и не совсем приличным, ответом.

Незнакомец подбегает к девушке и помогает подняться. Потом он поочерёдно подходит к двум другим девушкам и щупает их пульс.

Тотчи (пиная девушек): Слава Богу, живы… Вставайте… Нам надо идти…

Девушки начинают подавать признаки жизни.

Тотчи (обернувшись к братьям): Ну что вы стоите, как Кремлёвская стража!? Помогите же мне! Они опять теряют сознание!

Кэн (язвительно замечает): Хорошо хоть не девственность.

Ран (задумчиво): А может тебе просто стоит перестать их пинать?

Тотчи: У вас есть какие-нибудь тёплые шмотки? На улице сейчас довольно прохладно.

Кэн: А разве мы куда-то собираемся?

Тотчи: Да.

Кэн (пожимая плечами): Ну ладно…

Кэн убегает в другую комнату и через некоторое время возвращается с ворохом одежды. Незнакомец начинает надевать на одну из девушек розовую шинель, расшитую красными сердечками, и, взяв её на руки, показывает братьям проделать то же самое с остальными и следовать за ним. После этого он выбегает в коридор.

Ран (глядя в сторону коридора): А может лучше их раздеть? Чтоб одежда не сковывала движений, не мешала дышать и всё такое…

Голос-Тотчи-из-прихожей: НЕТ!!! Раз я сказал одеть – значит одеть!

Ран (повернувшись к брату): Почему это мы вообще должны исполнять его приказы?

Голос-Тотчи-из-прихожей (нервно): Потому, что НАДО!!! Я потом вам всё расскажу… Или не расскажу… Как повезёт… Кстати, меня зовут Тотчи.

Братья пожимают плечами. (Титр: «Один хрен!»)

* * * * *


Кэн и Ран, с девушками на руках, молча бегут за незнакомцем. Дождь холодными струями хлещет их по лицам, но остановить не может. Они не отстают от своего проводника и, щуря глаза, непреклонно двигаются вперёд… Наконец они подходят к маленькому серому зданию на окраине города. Тотчи пинает дверь ногой и та беспрепятственно отворяется. Пробежав по коридору и отворив ещё одну дверь, они оказываются в небольшой тёмной комнате, всё пространство которой занимают стол, кровать и стул, валяющийся в углу. Юноша кладёт девушку на кровать и вынимает из кармана сердце, которое сразу же освещает комнату мягким голубым светом. Потом Тотчи берёт девушек из рук у братьев и кладёт их на кровать рядом с первой.

Кэн: Нам тоже ложиться?

Тотчи: Обойдётесь!

Подняв с пола стул, Тотчи садится на него подле кровати.

Голос-режиссёра-за-кадром: Неизвестно сколько бы он так просидел, но тут Ран не выдержал.

Ран: Что здесь, ти возьми, происходит! Объяснит мне кто-нибудь или нет!?

Тотчи (спокойным голосом): Спокойно. Всему своё время. Девочки очнуться и я всем вам расскажу свою историю, а так же объясню вам вашу роль в ней. Наберитесь терпения, воины…

Ран: А почему ты не можешь рассказать её сейчас?

Тотчи: Охота мне такую чушь два раза рассказывать… А теперь всё. Не отвлекайте меня больше.

С этими словами он поворачивается к братьям спиной, достаёт блокнот и начинает невозмутимо в нём что-то писать.

Тотчи: Так… Постирать носки… Угу… Вычёркиваем… Найти воинов… Тоже вычёркиваем… Ага… Осталось, всего лишь, сходить за продуктами и спасти планету…

Ран (удивлённо подняв брови): "Воины"? Мне показалось, он сказал "воины". Как считаешь, Кэн?

Кэн (глядя на Тотчи): Мне тоже так показалось, но я думаю, что скоро КТО-ТО нам всё объяснит!

Тотчи оборачивается и, делая недовольное лицо, лезет под кровать. Через секунду он вылезает оттуда со старым грязным рюкзаком в руках. (На рюкзаке надпись ADIDOS) Вытряхнув его содержимое на стол, он вытаскивает из кучи разного хлама свёрток. В нём оказывается два мерцающих октябрятских значка.

Тотчи (протягивая значки братьям): Это вам.

Кэн (гордо): Мы мзду не берём – нам за державу обидно.

Видно, как лицо Тотчи зеленеет от злости и по нему стекает ОГРОМНАЯ капля. Капля попадает Тотчи в рот и он ею давится. Кэн хлопает Тотчи по спине.

Тотчи (отплёвываясь): Эти значки – символы того, что вы избранные воины. Наденьте их и никогда не снимайте. Иначе...

Тотчи многозначительно поднимает брови, но не договаривает. Братья переглядываются, берут из протянутых рук Тотчи мерцающие драгоценности, и цепляют их на себя.

Кэн (цепляя на себя значок): Не нравится мне это твоё «иначе»..

Тотчи: Теперь, Ты, Кэн – MarX Knight, а ты, Ран – EngelZ Knight. Поздравляю!…

Слово "поздравляю" Тотчи произносит с "кривой улыбкой Алукарда", больше похожей на оскал, и таким голосом, что братья непроизвольно поёживаются.

Кэн: Я сплю, братец, и сон этот нравиться мне всё меньше и меньше!

Тотчи: Это не сон, и скоро вы в этом убедитесь… воины!

Наступает неловкая пауза.

Голос-режиссёра-за-кадром (подстрекающим тоном): Ну! Ну! Давай!

Тотчи поворачивает лицо к камере.

Тотчи (деловым тоном): Я отказываюсь играть эту часть сценария!

Голос-режиссёра-за-кадром: Пасть порву! Моргалы выколю! Сморкало откушу!

Тотчи (сделав назад пару шагов): Всё! Понял!

Тотчи опять повторяет свою последнюю реплику. Сказав слово "воины", он делает страшное лицо и показывает Тономура язык. От неожиданности братья на секунду теряют дар речи, но скоро Кэн выходит из оцепенения.

Кэн: Тебе никто не говорил, что ты похож на Мияви?

Тотчи: Нет…

Кэн: Ты похож на Мияви! (Титр: "Он был похож на Мияви…";)

Ран (наивно): Значит мы всамделишные воины, защитники слабых и…

Кэн (иронично продолжает): …и будем теперь переводить старушек через дорогу, будем снимать кошек с деревьев и всё такое…

Вокруг головы Тотчи появляется нимб из капелек и он бешено машет руками.

Тотчи (с адским блеском в глазах): НЕТ! НЕТ! И ЕЩЁ РАЗ НЕТ! ХВАТИТ! Не время для шуток… (немного помедлив) …особенно о кошках! Наберитесь терпения. Ты, Ран, идёшь сейчас со мной за едой. А ты – шутник хренов, остаёшься здесь и отвечаешь за девушек головой!

С этими словами Тотчи выходит из комнаты, а за ним плетётся, оглядываясь на брата и пожимая плечами, Ран.

Кэн (бурчит, косясь на дверь): Воины… Скоро вы всё узнаете… Ещё не время… (Кэн высовывает язык, пытаясь спародировать Тотчи) Отсфесаесь са дефусек голофой…

Больше он не успевает ничего сказать, потому что из коридора доносится голос Тотчи.

Голос-Тотчи-из-коридора: Я всё слышал, засранец!!!

Кэн зажимает рот рукой и, вздохнув, садится на стул… Но через некоторое время встаёт и начинает ходить кругами по комнате, заглядывая во все щели и углы. Наконец он останавливается. Камера отлетает назад и показывает под его ногами круг протоптанного паркета. Кэн глядит на холст с нарисованным очагом.

Кэн (с ухмылкой): А это что такое? Ххха… Папа Карло Тотчи…

Тономура оттягивает холст и засовывает за него голову. Слышится щелчок; Кэн взвизгивает и отскакивает от "очага".

Кэн (отдирая от носа Керабераса, загримированного под крысу Шушеру): Упс…

* * * * *


Проходит больше получаса, прежде чем девушки начинают шевелиться. На улице, за окном, уже совсем темнеет и теперь сердце на столе сияет особенно ярко. Цукино садится на краю кровати.

Усаги (удивлённо): Кто ты? Как мы здесь очутились?

Кэн: Я, Кэн Тономура или, MarX Knight. Как тебе будет угодно. А вот как здесь оказались вы, я толком объяснить не смогу. Ничего, вот придёт Тотчи…

Усаги (заинтересованно): Кто этот Тотчи?

Кэн: Я не знаю, но чувствую, что этот парень перевернёт мою жизнь кверху перцем. Да и твою, думаю, тоже.

Усаги (пожимая плечами): Не знаю. Надо будет спросить об этом у него самого… Кстати! Я ведь не представилась. Меня зову…

Тономура быстро подскакивает к Цукино и закрывает ей рот рукой.

Кэн (убирая свою руку от лица Усы): Тихо! Ни слова! Дай-ка я сам угадаю. Тебя зовут Усаги Цукино, а их, насколько могу судить, Минако Аино и Мичиру Каё. Или попросту Сэйлор Мун, Сэйлор Венус и Сэйлор Нептун, соответственно.

Девушка открывает от удивления рот и только хочет что-то сказать, но Кэн её опережает.

Кэн: Не спрашивай меня, откуда я это знаю. Просто знаю и всё.

Усаги (понимающе): А-а… Понимаю…

Кэн (махнув рукой): Да ни фига ты не понимаешь! Просто я обладаю даром ясновидения. Как ни как, я – MarX Knight!

Голос-Тотчи-из-коридора: Срань ты болотная – вот кто ты.

На Кэне появляется красный крест. Через секунду в комнату входят Тотчи и Ран. Ран держит в руках большую сумку с продуктами, а Тотчи десятилитровый пузырь самогона.

Тотчи (взяв Усаги за руки): Ну как Вы? Всё хорошо? Он к Вам не приставал?

Ран (с ухмылкой): Он может…

Девушка ничего не отвечает, а только начинает хихикать, глядя на Кэна, отчего тот краснеет.


To be continued...?

@музыка: 蜉蝣 - 愛はさべエジ

@настроение: Сонное..

12:43 

グロテスクの芸能? (アルスの概略...)

Buster-kuN & Pillows-eateR
ВСТУПЛЕНИЕ


Небольшой зал. Эдакий провинциальный театр. Темно. Почти ничего не видно, но по тихому шуршанию одежды, сдавленным крикам и нетрезвым женским смешкам мы понимаем, что зал полон зрителей. Внезапно загораются софиты и, в пятне света посреди сцены, появляется средних лет мужчина во фраке и шортах. Он останавливается, поправляет рукой волосы и кашляет в кулак, дожидаясь полной тишины.

Конферансье: Добрый вечер, дамы и господа!

(Ой какой знакомый голос. О_о Что-то типа: Внимание! От Советского информбюро…)

Конферансье (заговорщически подмигивая публике): Отгадайте, что мы сейчас будем делать? (смотрит куда-то в партер) Нет, не это, Василий Маркович. Лучше помолчите. (хохот в зале. Конферансье поднимает руку. Внезапно становится тихо. Слышно как кто-то икнул) Ну что? Догадались? Ну конечно, конечно вы уже догадались, мои дорогие! Мы будем смотреть фильм. Но! (поднимает указательный палец вверх) Это не совсем обычная лента. Этот полудокументальный фильм как нельзя лучше проиллюстрирует нам, сколь сложна работа над созданием важнейшего из искусств – КИНО! Ура, товарищи! (аплодисменты, крики "браво!";) Да, да, да! Это новое слово в кинематографе. Прорыв в искусстве. В общем, такого кина вы ещё не видели, так что моргайте реже. Мы начинаем креатиФФ!

Конферансье кланяется и уходит. Почти у самого края он спотыкается и плавно улетает за сцену. Софиты гаснут. Закрытый, до этого, занавес поднимается, открыв, взорам собравшихся, огромное белое полотнище. На экране появляется цифра девять, затем восемь, пять, два, один… Фильм начинается…

ЭПИЗОД 1
ЧЕГО ХОЧЕТ ИДИОТ


В режиссёрском кресле сидит режиссёр с длинноногой пышногрудой красоткой на коленях. В руках девушки букет роз. Она медленно обрывает на цветах лепестки и подбрасывает их в воздух… Объектив камеры застилает дождь из "розовых" лепестков. Он постепенно редеет и на экране появляется школа. (полупрозрачные иероглифы "セーラームーン.桜乃鬼.";) Поблуждав коридорами учебного заведения, камера ненавязчиво ломится в дверь, помеченную перевёрнутой Звездой Давида и надписью "Хирохито маст дай!". Дети что-то скребут шариковыми кисточками в тетрадях. Среди одинаковых восковых лиц выделяются два парня на галёрке. У одного красные волосы. У другого волосы синие. Между делом на экране появляются кривые японские надписи, символизирующие имена актёров.

Голос-режиссёра-за-кадром (томно вздыхает под натиском поцелуев красотки): Начинайте…

Кэн кивает и поворачивает голову к соседу по парте.

Кэн: Долго там ещё осталось?

Ран (глядя на часы): Я думаю: ты доживёшь. Пару минут-то…

Звенит звонок, и конец фразы теряется в шуме ликующих ученических голосов. В воздушном пространстве, над головами учеников, со страшным рёвом летают портфели, стулья, парты и сами ученики.

Ран (удивлённо): Не понял… (постукивая указательным пальцем по стеклу часов) Гр-р-р… Симатта…

Кэн: Что?

Ран снимает часы с руки и бьёт об парту. Часы не ломаются.

Ран: Симатта, говорю! (бьёт сильнее – часы не ломаются) Козлы… (поворачивается к брату) Подсунули фуфло!

Кэн: Нани?

Ран: Аната бака?

Кэн: Нани?

Ран (в камеру): И наградили же сценаристы родственничком…

Кэн: Нани?

Ран (раздосадовано): Да ничего, ничего! (ударяет брата часами по спине. Слышен треск, но часы не ломаются)

Кэн (спокойно): Аната бака?

Ран в изнеможении бьётся головой о парту.

Ран (чуть ли не плача): Лучше б я в аду с Сатаной жил, чем с таким братом…

Смена декораций. Ад. На заднем плане "спрайтовое" пламя. Посреди ада стоит трон. На троне сидят Йошики (в лосинах и с заячьими ушами) и Тоши (переодетый дьяволом). У их ног толпы фанатов джэй-рока. За троном стоят Хидэ и Хайд. У Хидэ в руке бутылка.

Хайд (подмигивая камере): Лэтс плэй ин сикс сикс сикс…

Хидэ заливается идиотским смехом.

Йошики (руками обнимая Тоши, а ногами отпихивая назойливую камеру, так и норовящую забраться на трон): Мест нет! Здесь уже занято! Пошли вон!

Очередная смена декораций. Это снова школа. Учитель с безразличным видом собирает свои манатки и пробирается к выходу, уворачиваясь от снарядов. Ран, приложив максимум усилий, бросает часы в доску. Доска ломается, часы – нет. Раздосадованный Ран начинает насвистывать песенку «про Аю и серого Фарфи». Тем временем на возвышение перед доской выходит староста класса – обычный китайский парень с расстёгнутой ширинкой и запущенным кариесом. Он наклоняется, поднимает часы, подносит к уху, трясёт и кладёт в карман. Затем он обводит безразличным взглядом класс.

Староста (с китайским акцентом): Все ви сьнаете, сё в этомь годю ми саканциваем следню сколю для мальсиков. (слово "мальсиков" произнесено с иронией)

Ученики (устало): Хай…

Староста: Ви узе навельное догадались, сьто будет просьяльная веселинка.

Ученики (уже с интересом): Ну-у-у? (типа: Не томи душу, оратор.)

Староста: Висьлусяв позелания насего колектива, я присёль к выводу, сьто больсиньсьтво хоцеть плиглясить стлиптизьольсю.

Ученики (бодро): Да! Да! Да!

Староста: Тогьдя деляйте взьноси.

Ученики: Ёши!!! (от звуковых колебаний падает люстра)

Все ученики, кроме братьев, начинают делать взносы.

Староста (удивлённо): А ви сево не сьдаёте?

Ран: За такие деньги я сам готов вылезти из торта и потрясти целюлитом.

Староста: ? ? ?

Кэн: Не обращай на Рана внимания… Мы на выпускной вообще не придём, потому что будем заняты борьбой с Кошмарным Всепоглощающим Злом!

Староста: ? ? ?

Кэн: То есть поедем к бабушке в Кавасаки….

Староста: Ааа… Ню, делё васе…

Класс постепенно пустеет. Последним выходит староста, на ходу пересчитывая деньги. Остаются только Тономура. Кэн возится с рюкзаком.

Ран (со стоном): Ну чего ты так долго копошишься? Хочешь, чтоб мы опоздали?…

Кэн: Ты что не видишь, что у меня замок на рюкзаке заело? Если я буду бежать с раскрытым рюкзаком, то растеряю все учебники.

Ран (в сторону): Раньше тебя это почему-то не останавливало.

Кэн: Хватит без толку клювом щёлкать. Лучше помоги мне – подержи вот тут.

Ран хлопает себя правой рукой по лбу и проводит ладонью по лицу сверху вниз.

Кэн: Вот сейчас хоть давай, пожалуйста, без нервов!

Ран хлопает себя левой рукой по подбородку и проводит ладонью по лицу снизу вверх.

Действие переносится в коридор. Секунд тридцать, камера тупо снимает дверь классной комнаты. Но вот раздаётся оглушительный крик и Кэн пулей вылетает из класса. Натягивая на ходу рюкзак, он большими скачками направляется к выходу. За ним выскакивает Ран, держа перед собой руку с распухшим средним пальцем. Ран показывает палец крупным планом. Камера, разбив стекло, вылетает в окно, облетает здание и останавливается у центрального входа. На пороге школы появляется Кэн. Он резко снижает скорость, чуть не налетев на директора. У преследователя не получается так резво затормозить, поэтому оба брата растягиваются на полу, раскинув в стороны ласты. К счастью, директор (а по совместительству ещё и учитель физической культуры) успевает отскочить в сторону.

Куриято (голосом Мидорикавы Хикару): Ран и Кэн Тономура! Ну и что вы натворили на этот раз? (Так как директор японец, то и говорит он по-японски. В японском же варианте Куриятовской тирады присутствуют буквы (звуки) "б" и "п". При каждом таком звуке у директора изо рта вылетает порция слюны. Помните капитана Смоллета из русского мультика "Остров Сокровищ"? Вот-вот!)

Кэн (поднимаясь с земли и вытирая, заплёванное директором, лицо): Ничего. Мы просто спешим домой делать уроки, Куриято-сэнсэй…

Ран: Да! Вы ведь не хотите, чтоб мы завтра получили низкий балл?

На Куриято появляется стекающая капля. Пока она стекает, братья мчатся домой.

Куриято (глядя в камеру): Они точно когда-нить допрыгаются.

Вздохнув, Куриято идёт своей дорогой. А братья тем временем уже на пол пути к дому.

Смена декораций. Камера летит за братьями по улицам вечернего Токио, изредка натыкаясь на прохожих и роняя их на тротуар. Тономура же о чём-то ожесточённо спорят.

Кэн (продолжая начатую реплику): …посмотри на это с другой стороны и старайся во всём видеть только хорошее. Вот, например, я прищемил тебе зиппером палец, но рюкзак-то всё-таки закрылся и теперь мы успеем на "Сэйлор Мун".

Ран даёт брату звонкую лычку.

Кэн (сжав кулаки): Эй, ты чего это?

Ран: Тоже мне – учитель восточной мудрости нашёлся. (ехидно передразнивает брата) "Старайся во всём видеть хорошее" – хоть твой казан и поболит от моего удара некоторое время, зато теперь он у тебя будет лучше варить!

Обидевшись, Кэн поджимает губы, поворачивается к брату спиной и бежит дальше.

Ран (пожимая плечами): Чего это он? Шуток не понимает…

Где-то за кадром жалобно поёт Кобзон: " Эх, Мишка, где твоя улыбка, полная задора и огня…"

* * * * *


Действие переносится в квартиру Тономура.

Кэн (снимая полусапожки на невысокой платформе): Мы пришли даже раньше, чем надо было.

Ран: Прибежали, а не пришли. (тычет пальцем брата в грудь) А всё из-за тебя!

На Кэне появляется стекающая капля.

Кэн: Ты теперь до конца жизни меня клевать будешь? Лучше бы телевизор включил…

Ран входит в комнату, берёт со стола пульт и нажимает кнопку. Экран мерцает и на нём появляется лицо диктора с довольной улыбкой.

Диктор (бодро): По причинческим технинам все передачи смещаются на пятнадцать минут. Типа, сумимасэн!

Ран (раздосадовано плюёт в экран): Тьфу! Какого…?! О_о

Диктор достаёт из кармана платок и вытирает с лица слюну Рана. Затем он презрительно отбрасывает ненужный клочок материи прочь. Слышен шлепок и чей-то недовольный голос: "Вот я, сейчас, кому-то как кину!"

Диктор (глупо улыбаясь куда-то в сторону): Ги-и-и…

В комнату заглядывает Кэн.

Кэн: Ну что там ещё?

Ран (недовольным голосом): Говорят, все передачи откладываются на пятнадцать минут по техническим причинам.

Кэн: Каким ещё причинам?

Ран: ХЗ.

Кэн: Эх… Тогда я пойду чего-нибудь заточу.

Ран: И мне принеси бутерброд.

Кэн исчезает на кухне.

Голос-режиссёра-за-кадром (давясь слюной): Вскоре из кухни послышался подозрительный шорох и вкусно запахло колбасой. Давай-давай, Ран! Играй! (плямкает) Тебе нравится колбаса! Зрители должны почувствовать это!

Ран (подозрительно): Кэн-тян, что ты там так долго делаешь? Опять всю колбасу сожрёшь, а я потом голодный ходить буду.

Кэн входит в комнату и протягивает брату яйцо, зная, что тот их не любит.

Кэн (старательно пережёвывая кусок салями): А колбасы нет. Колбаса вся вышла. На, вот, что ли, яйцо съешь… то есть выпей. Всё равно ты на диете…

У Рана на лбу появляется красный крест.

Ран (повернувшись к камере и указывая большим пальцем на стоящего у себя за спиной Кэна): Снова издевается… гадина… Он меня сегодня решил до инфаркта довести…

Кэн опять исчезает на кухне, а Ран вздыхает и, задумчиво вертя яйцо в руках, плетётся на балкон… Под балконом появляется фигура Куриято с портфелем в одной руке и гантелей в другой. Не долго думая, Ран бросает в директора-спортсмена диетический продукт и прячется за перила балкона. Снизу слышна грязная ругань.

Ран (довольно потирая руки): А я уж думал съесть придётся…

Раздаётся треск. Проломив балконную перегородку, к ногам Рана падает гантеля.

Ран (щёлкает пальцами): Чёрт! Ну и влетит же нам завтра от Куриято!

Камера начинает снимать небо. Его постепенно затягивают тёмные тучи, которые с запада гонит ветер. На фоне туч появляется размытое изображение Уранус со взъерошенными волосами и алкоголическими мешками под глазами. Одета Харука в рыцарские латы, отчего немного напоминает Жанну Д’арк.

Харука (делая руками страшные пассы (типа заклинание кастует) и икая в перерывах): Твердь разверзнись… ик! Твердь разверзнись! Ик! ТВЕРДЬ РАЗВЕРЗНИСЬ!!! ИИК!!! (титр: "Да разверзнешься ты, твою мать, или нет!?";)

Харука (глядя на титр): Точно!

Вдалеке, на горизонте – где небо и земля сливаются в серой дымке от костров дворников – появляются и тут же пропадают серебряные нити молний, а через некоторое время доносятся далёкие раскаты грома. Твердь разверзается (наконец-то!). Одна из молний попадает Тен’о в голову и видение исчезает. Ран начинает принюхиваться.

Ран (мечтательно): Где-то "шашель" жарят… Везёт же некоторым…

Ран вздыхает и заходит в комнату.

Ран: Будет гроза.

Кэн: Какая разница, блин? Сериал ща начнётся!

Звучит дебильная музычка и братья, позабыв обо всём на свете, начинают пялиться в экран. На экране надпись: "Сэйлор Мун". Надпись исчезает. Появляется улица. Посреди проезжей части татами. В одном углу Усаги и Минако, в другом – демон и странная девушка с барабаном.

Сэйлор Мун (обращаясь к монстру, похожему на Кё из "Дир Эн Грэй";): Изыди, Тварь!

Тварь-похожая-на-Кё-из-Дир-Эн-Грэй: Гр-р-р-р-р-э-э-э-э-й-й-а-а-х-х-х-х…

Сэйлор Мун и Сэйлор Венера пиздят Кё и, стоящего за его спиной, Шинью.

Ран (размахивая руками и ногами): Так их! Так их! Вот это девчонки! Всё бы отдал за то, чтобы у меня была такая девчонка!

Братья так увлечены происходящим на экране действием, что не слышат ни разбушевавшейся грозы, ни нарастающего, со стороны балкона, треска… Они беспечно сидят на диване перед телевизором и тупо глядят в голубой источник знаний. На экране же происходит уникальное зрелище – Усаги клянчит у Мамору ключ от холодильника, обещая в награду золотые горы, звезду с неба и бутылку самогона. Но проклятущий Тибо мольбам не внимает, потому что лежит без движения на кровати в состоянии глубокого алкогольного токсикоза. Этой эйфорией и вхождением в нирвану он обязан Минако, устроившей накануне грандиозную попойку по случаю удачного завершения битвы с Тварью.

* * * * *


В это же время, на другом конце города, в тёмной пыльной комнате за столом сидит человек с фиолетовыми волосами и зелёными глазами. Подле него лежит, мерцающий в полумраке помещения и освещающий его голубоватым светом, кристалл. На дальней стене висит кусок холста, как у папы Карло, с нарисованным очагом. Человек, закрыв глаза и обхватив руками голову, что-то бормочет.

Голос-режиссёра-за-кадром (таинственным шёпотом): Речь его была отрывиста и бессвязна, как бред больного или умирающего.

Тотчи (подняв голову и зло посмотрев на режиссёра): Сам ты больной!

Голос-режиссёра-за-кадром (назидательным тоном): Не забывай, с кем разговариваешь!

Тотчи (язвительно): Ох, извините!

Голос-режиссёра-за-кадром (самодовольно): Итак! Его речь была отрывиста и бессвязна, как бред больного или умирающего…

Тотчи (приняв изначальную позу): Это произойдёт сегодня… Но как… Как я мог сомневаться…? Теперь я вижу… Камень не может лгать… (показывает пальцем на кристалл) Он начал проявлять свою силу… Видите? Легенда не выдумка… Исидзукури прав… Пророчество сбывается… Жопой чувствую… Ййййййяяяяяяяяяяяк!

Человек вскакивает и вытягивает из левого полужопия погнутую булавку. Презрительно отбросив её в сторону, он пиздит ногой стул и хватает со стола камень.

Тотчи: Я должен спешить, иначе будет поздно!

Голос соседа (с ноткой раздражения): Да! И как можно быстрее!

Слышится стук.

Голос-режиссёра-за-кадром (шутит): Сверху стучат по батарее, явно чем-то тяжёлым и совсем не пушистым. Может быть, это утюг, а может и чугунная игрушка, та, которую прибивали в детстве к полу.

Голос соседа: Вообще-то я стучал членом… Хотя это и не важно. А важно то, что я работаю сегодня во вторую смену, а вы со своими съёмками не даёте мне поспать!

Голос-режиссёра-за-кадром: Извините, пожалуйста. Мы больше не будем шуметь.

Голос соседа: Так-то!

Стук и крики сверху прекращаются. Из вентиляционной отдушины слышится храп.

Тотчи (осторожно): Бакаяро… Затянуть бы тебе на шее жгут, чтоб храпел меньше.

Тотчи ещё пару минут смотрит на камень в своей руке. Тот переливается и похож на большого толстого светляка, коим, по секрету будет сказано, на самом деле и является.

Тотчи (зажимая "камень" в кулак): Пора!

Из раздавленного насекомого вылезают кишки и стекают по рукам Тотчи.

Тотчи (брезгливо отряхивая руку): Дешёвая бутафория, бля…

* * * * *


Шум на балконе всё нарастает и вдруг в комнату влетает шаровая молния. Переливаясь всеми цветами радуги и рассыпая вокруг себя снопы искр, она приближается к парням. Первым её замечает Кэн. Он хочет позвать брата, но от ужаса теряет дар речи и способность двигаться. Ран же, увидев очередной интересный эпизод сериала, весело "толкает" локтем брата по почкам.

Ран (с фанатизмом пионера в голосе): Ты видел это? НЭ? Как она этого монстра! НЭ? Он пасть открыл, а она – бац его! НЭ? Пополам! НЭ? Глаза в стороны! НЭ? Кровь фонтаном! НЭ? Красотища! Хонто нииИИ!? ^_-

Не получив ответа на свой вопрос, Ран поворачивает к брату голову и… огромных размеров шар уже в метре от дивана, на котором они с Кэном сидят.

Ран (тыча пальцем в шаровую молнию): Э-э-э…

Кэн (выпучив глаза): Ага… Я в курсе…

Потрескивая, молния приближается всё ближе и ближе, но вдруг, передумав, резко меняет направление и плавно летит в сторону телевизора. На экране как раз идёт очередная битва. Крики сэйлор воинов и их врагов смешиваются с всё нарастающим треском электрического шара. В этой адской какофонии звучит чей-то мат (голосом Рана), шар исчезает в корпусе телевизора и тот взрывается…

* * * * *


Тотчи, одетый в облезлую рыжую дублёнку, бежит по улице. Вокруг него бушует буря, но он, кажется, не замечает её, а только изредка поглядывает на остатки светлячьих внутренностей в своей руке.

Голос-режиссёра-за-кадром: А камень заменить бы надо…

Тотчи на ходу выкидывает кишки и вырывает себе сердце. Сердце мерцает множеством светодиодов. Из предсердий торчат провода.

Голос-режиссёра-за-кадром (одобрительно): Так-то лучше…

Наконец Тотчи подбегает к пятиэтажному дому и сворачивает в подъезд. Поднявшись на третий этаж, он вышибает одну из дверей ногой и вбегает внутрь. На столе посреди комнаты дымятся остатки телевизора, а вокруг лежат тела трёх девушек в сэйлор-фуку и братьев Тономура. Первым в себя приходит Кэн. Он затуманенным недоумевающим взглядом обводит комнату, с удивлением рассматривая тела девушек на полу. Потом он переводит свой взгляд на брата, как бы желая убедится, что всё это не сон. Ран уже тоже очнулся и, приподнявшись на локте, дико глядит по сторонам.

Ран: Няяяя…

В дверном проёме стоит фигура в дублёнке. В её руке светящееся сердце.

Тотчи (шепчет): Значит, это и есть защитники Земли. Да они просто дети…

Но братья увлечены девушками на полу и не обращают на пришедшего никакого внимания.

Кэн (указывая на тела, распростёртые на полу): Вот тебе и девочки, как ты хотел.

Ран: Ага. Сбылась мечта идиота…


To be continued...?

@музыка: 蜉蝣 [2004.12.08 Mini Album] 黒髪の彼奴

@настроение: ><|o|><

10:21 

衰退の太陽の光線の現実の変更...

Buster-kuN & Pillows-eateR
Ключи привычно зазвенели и замок щёлкнул. В приоткрытую дверь повеяло холодом. Ран снял джинсовую куртку и, не расбуваясь, вошёл в пустую комнату. Вернее пустая она была только по внутренним ощущениям, в физическом плане всё было как обычно: журнальный столик и два кресла у окна, в углу диван, напротив трюмо и бар. Ран огляделся – да, всё на своих местах, как всегда. Но всё же главного не достаёт. Того, что могло вот прямо сейчас нарушить тишину с метрономическим тиканьем часов, звенящую струну эфирной пустоты… Вздохнув, Ран опустился в кресло и оно обволокло его своим холодным телом. Из-за единственной тучки на небе, выглянуло огненно-красное солнце и приковало к себе взгляд. Оно медленно умирало, падало в бездну за горизонтом, и наполняло душу Рана такой невообразимой тоской и печалью, что на глазах непроизвольно выступили слёзы, а сердце сжалось невидимой рукой. Пред замутнённым взором начали всплывать картины прошлого – весёлые, грустные, страшные и безликие. Закат за окном начал трансформироваться в точно такой же много лет назад, когда вместо огромного многоэтажного района над рекой, была всего лишь узкая полоска пляжа, а там, где сейчас пролегает широкая трасса – пыльная дорога под конвоем высоких стройных тополей. Тогда, со смотровой площадки на холме, казалось, солнце цеплялось за их ветви в попытке продлить своё существование хоть на мгновение, но всё было напрасно. Ныне ушедшие люди с такими знакомыми лицами, стояли рядом, сменяя друг друга, и печально глядя на угасающий костёр. Подул ветерок. Тёмные стволы тополей начали рассыпаться золой, пляж стал отдаляться и покрываться зеленью, река превратилась в море, а вместо холма вырос дом. Гаспра. И снова закат. Когда за лёгкими шторами, медленно вальсирующими в руках ветра, Ран сидел на подоконнике. Свесив ноги над пропастью и глядя на призрачные огоньки далёких кораблей на тёмной глади воды, он тихо болтал с кем-то, а утром, на склоне горы у дома под кипарисами, вырастала очередь за свежим молоком. Снова смена пейзажа. Солнечная Тропа, окаймлённая густыми зарослями, почти как дорога из жёлтого кирпича в сказке. Затем маленький луг с высокими лимонными цветами справа, затянутыми паутиной и усыпанными толстыми зелёными гусеницами. Они быстро пронеслись мимо и на смену им снова пришла стена стройных деревьев, а вскоре, за поворотом, снова луг. Большой и светлый, весь в шрамах парковых дорожек и с небольшим арочным мостиком в центре, оперевшись об ограду которого, так приятно смотреть на умирающее солнце. Ран мотнул головой и обнаружил себя всё в той же пустой квартире, в том же холодном кресле. Боже… прошло только пять минут. А между тем, огненный прямоугольник неумолимо скользил вверх, заставляя лицо Рана бледнеть. Край кресла, стена, сервант озарились багрянцем. Мириады бриллиантовых искорок от светящихся бокалов заполнили собою пространство. Всё выше и выше. Вот уже монохромные лица на фотографиях налились живой краской и весело заулыбались. Сердце сжалось ещё сильней. Новые воспоминания и образы. Но уже не та реальность, источенная кошмарными лангольерами, а нечто новое и невообразимо далёкое, из снов, как закатный город, в поисках которого Рэндольф Картер столько пережил. Мощёная улочка, сворачивающая невдалеке к юго-западу. Справа и слева бесконечные стены из небольших каменных блоков, лишь раз прорванные аркой двери таверны. В дали же, стены всё ниже прижимаются к земле и открывают взорам огромный рыбацкий район с его ветхими лачугами и купеческими амбарами. Ниже – пристань, а дальше сапфирное море, в золотой стружке солнечных зайчиков, и ленивые фрегаты, мерно раскачивающиеся на волнах…

* * * * *

- Доктор? Мы чем-то можем ему помочь?
- Нет, Макс. Всё кончено.

Ран стоял у окна и улыбался, глядя, как санитары суетятся у его бледного тела, сидящего в кресле. А за окном простиралась длинная мощёная улочка, в объятьях каменных стен, и кто-то, в лучах восходящего солнца, глядел на, качающиеся на волнах, корабли.

@музыка: Zone T - One Kiss

@настроение: 悲しさ...

11:09 

Да выбрось ты этот дурацкий веер!!!

Buster-kuN & Pillows-eateR
Мдя.. Оказывается даже такие любители j-rock'а как я, могут быть иногда не совсем довольны своими любимыми исполнителями. Пример тому Кагрра. А точнее их Live Setsunaru Kotoba.

Некий человек должен был скачать мне этот клип. Скачал. Звонит мне.

- Это что за г.... я сейчас скачал?

- Почему г....?

- Да я посмотрел. Это же просто фигня полная. Музыка отстой, прикид музыкантов как... как хрен знает что, да и вокал... И вообще всё это выглядит как деревенские танцы в клубе после сенокоса.

- Странно... Лады я заберу клип и посмотрю сам.

Хы.. Я был удивлён. Даже не так... Я был возмущён! Во! Как это Кагрра может быть г.....! Это же самая японская рок-группа из всех японских рок-групп!

* * * Проходит некоторое время * * *

Включаю клип. На сцену выбегает Ишши в стильных лохмотьях и с рогами молодой антилопы на голове. Иксообразно расставив ноги он весело машет веером. Ну это ещё нормал. Что же дальше? Ишши всё так же скачет с веером в руке. Иногда отходит в сторону, чтоб его не сбил бегающий от одного края сцены к другому, Шин. Затем Шин неожиданно тормозит и даёт соло (как сказал парень, который качал клип "Я сомневаюсь что эта дура сама сейчас играет на гитаре". Это Шин дура? Хы.. Тогда уж дурак...). Снова припев. Ишши, как борец Сумо, широко расставляет ноги, кланяецца и с удвоенной энергией машет веером. Интересно что все зрители так же машут веерами, отчего тряпки Ишши эротично развиваются.

Н-да.. Я понимаю, что человеку, воспитанному западной попсой или тем же Кобзоном, сложно воспринимать подобные явления. Но всё же на, вкус и цвет как говорится...

И вот ещё что...

ИШШИ, ВЫБРОСЬ ТЫ ЭТОТ ИДИОТСКИЙ ВЕЕР И НЕ СМОТРИ КУДА ОН УПАЛ!

@музыка: Kagrra - Setsunaru Kotoba (Live Clip)

@настроение: Отличное

風の図鑑

главная